Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Выступление начальника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны России Сергея Кошелева на радиостанции «Голос России»

Аудиоверсия программы

Ведущий Игорь Панарин: Здравствуйте, уважаемые зрители и слушатели! Мы обсудим очень актуальную для всех жителей Европы и Азии, да и всего мира, тему европейской безопасности. У меня в гостях один из ведущих российских экспертов, дипломат, военный, политолог, начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны Российской Федерации Сергей Михайлович Кошелев.

Сергей Михайлович, впереди май. Это не только День Победы, но и день встречи военных, дипломатов, работающих над укреплением безопасности, стабильности в мире и в частности на европейском континенте. Предстоящая конференция, посвященная европейской безопасности, это важный этап, или рутинная, обычная процедура, которую из года в год осуществляет Министерство обороны и другие структуры?

Сергей Кошелев: Действительно, приближается май, и уже вырабатывается хорошая традиция, что в мае Министерство обороны проводит крупную международную конференцию.

Ведущий Игорь Панарин: То есть это мероприятие уже стало традиционным?

Сергей Кошелев: Да, второй год. Говорят, что дважды — это уже система. В прошлом году у нас состоялась и, на наш взгляд, успешно прошла конференция по противоракетной обороне, которая собрала 150 экспертов из разных стран.

Ведущий Игорь Панарин: Внушительное число.

Сергей Кошелев: Это была очень солидная конференция. Самое главное, разговор состоялся очень интересный, очень необычный. Как правило, Министерство обороны — это закрытое ведомство, которое неохотно делится своими оценками, взглядами, предпочитая делать это тайно.

Ведущий Игорь Панарин: А здесь — публичный экспертный шаг навстречу коллегам?

Сергей Кошелев: Совершенно верно. Когда мы в Министерстве обороны задумывали эту конференцию, то исходили прежде всего из необходимости поиска новых форм работы. В последние годы мы очень много говорим о придании нового облика Вооруженным силам Российской Федерации, они активно перестраиваются. Международная деятельность не должна отставать от этой общей тенденции.

Ведущий Игорь Панарин: То есть она была в общем русле, скажем так?

Сергей Кошелев: Да, и мы решили честно, откровенно изложить нашу точку зрения по проблеме противоракетной обороны, рассказать, какие у нас есть озабоченности в связи с этой системой, которая строится Соединенными Штатами и НАТО, чего мы опасаемся, чего бы мы хотели добиться в диалоге с нашими партнерами. Продолжая эту хорошую тенденцию, мы решили в этом году продолжить почин и внести...

Ведущий Игорь Панарин: А на чем будет сделан акцент в этом году?

Сергей Кошелев: Нам не удастся обойти тематику противоракетной обороны, но, разумеется, мы не хотели бы делать тему противоракетной обороны главной. Есть и другие не менее важные вопросы для обсуждения, один из наиболее актуальных — это состояние безопасности в Европе.

Ведущий Игорь Панарин: Именно состояние безопасности?

Сергей Кошелев: Да, потому что не только Российская Федерация модернизирует свои вооруженные силы, большинство европейских стран находятся в процессе реформирования своих армий.

Ведущий Игорь Панарин:Там же кризис — Греция, Кипр, вроде бы денег нет, неужели все-таки европейские страны выделяют деньги на какую-то модернизацию?

Сергей Кошелев: Вы совершено правильно сказали, действительно, кризис, денег нет. Но вопросы безопасности для любой страны приоритетны. Вооруженные силы должны быть готовы к отражению вызовов и угроз.

Особенностью нашей конференции, для чего мы ее задумывали, должно стать обсуждение тех вызовов и угроз, с которыми вооруженные силы европейских государств сталкиваются сейчас и будут сталкиваться в обозримой перспективе.

Ведущий Игорь Панарин: Это примерно 10, 20 лет? Обозримое будущее — это какой интервал?

Сергей Кошелев: Есть разные этапы планирования, разные периоды. Например, я знаю, что существуют планы оценки перспектив безопасности государства на срок от 40 до 50 лет — долгосрочные. Есть среднесрочные — 15-20 лет, есть краткосрочные.

Нас сейчас интересует не такая отдаленная перспектива, трудно представить, что будет через 30, 40 лет. Но к тому, что нас ждет в области безопасности, скажем, через 10-15 лет, надо готовиться уже сейчас.

Ведущий Игорь Панарин: Готовь сани летом, так?

Сергей Кошелев: Да, я считаю, что надо по крайней мере пытаться это делать.

Ведущий Игорь Панарин: А как наши западные коллеги, нейтральные страны отреагировали на саму идею конференции, на возможность открытого, публичного диалога? Они вообще готовы к нему?

Сергей Кошелев: Реакция в целом заинтересованная. Почти из всех европейских столиц мы получили предварительные ответы, что тематика европейской безопасности актуальна. Тематика абсолютно своевременна и может быть обсуждена. Коллеги весьма положительно восприняли тот факт, что инициатором выступает именно Министерство обороны РФ.

Ведущий Игорь Панарин: Как основатель этого нового подхода?

Сергей Кошелев: Да. Обсуждение европейской безопасности имеет очень богатую историю, начиная с 1960-1970-х годов.

Ведущий Игорь Панарин: Начиная с Шарля де Голля или даже раньше, как вы считаете?

Сергей Кошелев: Я думаю, гораздо раньше, наверное, со времен Второй Мировой войны. Процессы в области безопасности в Европе всегда волновали военных. Когда дипломаты утрачивают возможность договариваться, приходить к консенсусу, к большому сожалению, наступает время военных.

Министерство обороны России пытается обсуждать проблемы, делиться своими оценками ситуации. Это говорит о том, что мы считаем, что проблемы европейской безопасности можно решить переговорным путем.

Ведущий Игорь Панарин: Получается, что Россия в лице Минобороны готова не военными, а политико-дипломатическими средствами и способами заниматься обеспечением безопасности. Таков ваш вывод?

Сергей Кошелев: Да. Вы сейчас сформулировали основную идею китайских мудрецов, которые говорят, что в мирный период, когда нет непосредственной угрозы, нет необходимости задействовать вооруженные силы, безопасность государства должна обеспечиваться политико-дипломатическими, переговорными средствами, не дожидаясь ситуации, когда по тем или иным причинам придется задействовать вооруженные силы.

И, разумеется, в этом смысле вы совершено правильно сформулировали: мы в Министерстве обороны считаем, что российские военные играют важную роль в переговорном процессе, в поддержании стабильности и безопасности в Европе именно политико-дипломатическими средствами.

Ведущий Игорь Панарин: Но скептики скажут: Сергей Михайлович, вы, конечно, хорошо говорите, за 20 лет возникают новые концепции европейской безопасности, но движения нет. Скептики обвиняют не только Минобороны, но и МИД, и другие госструктуры. Что вы можете ответить таким скептически настроенным людям?

Сергей Кошелев: Вы правы, скептики есть, и не только среди дипломатов, они есть и среди военных. Вряд ли будет справедливо с моей стороны сказать, что в Министерстве обороны все только и думают о том, как бы политико-дипломатическим способом решать проблемы.

Мы прекрасно понимаем, что многие проблемы вряд ли удастся решить в обозримой перспективе. Чего мы хотим? Главная задача, на наш взгляд, — попытаться понять, какие вызовы и угрозы европейской безопасности существуют сейчас. Вот почему мы в Министерстве обороны пытаемся эту тему вынести на широкое обсуждение.

Идут процессы модернизации вооруженных сил, большинство государств уходят от концепции создания тяжелых вооруженных сил, оснащенных танками, бронемашинами, ударными вертолетами. Очень часто приходится разговаривать с военными атташе, которые аккредитованы в Москве.

Ведущий Игорь Панарин: Кстати, при новом министре обороны встречи с военными атташе других стран стали системными: и начальник Генштаба, и министр обороны, и вы — это такая линия?

Сергей Кошелев: Вы абсолютно правы, это тот элемент нового облика российских вооруженных сил, который в том числе заключается в необходимости объяснения наших мотивов, действий, почему поступаем так, а не иначе. Вы совершенно правильно отметили, что к этой работе с большим желанием подключились и начальник Генерального штаба, и даже министр обороны. Один маленький пример: министр обороны посетил новогодний бал для военных атташе.

Ведущий Игорь Панарин: То есть это такой неформальный…

Сергей Кошелев: Да, и обратился с очень теплыми приветствиями.

Ведущий Игорь Панарин: Как они отреагировали?

Сергей Кошелев: Это было просто великолепно. Военные атташе были очень удивлены, потому что, к сожалению, за многие годы эта традиция у нас была утрачена. Был второй год, когда мы решили эту традицию возобновить, было очень интересно.

Ведущий Игорь Панарин: Но все-таки есть две проблемы, которые волнуют военных. Это договор об ограничении ядерных вооружений, и проблема ПРО — они ведь никуда не ушли, как мы их будем решать политико-дипломатическими методами?

Сергей Кошелев: Действительно, вы назвали большую часть повестки нашей конференции, которая пройдет 23-24 мая в Москве — дата определена точно, есть еще небольшие сомнения по поводу места проведения. Это будет один из гостиничных комплексов в Москве. Мы пригласили порядка 200 гостей, более 150 уже подтвердили свое согласие прибыть.

Мы приглашали министров обороны, но, к сожалению, министры — занятые люди, не все смогут прибыть, особенно министры стран НАТО. Мы также пригласили министров обороны стран ОДКБ, СНГ, большинство из них согласились и с удовольствием подтвердили готовность побывать в Москве.

Ведущий Игорь Панарин: Новый формат, новое качество приглашаемых гостей — это же очень высокий статус: министры обороны, начальники генштабов, я так понимаю?

Сергей Кошелев: Да, это так. Мы планируем, что российскую делегацию будет возглавлять министр обороны РФ, он откроет конференцию, предоставит слово начальнику Генерального штаба. Мы планируем, что начальник Генерального штаба изложит наши оценки ситуации в мире, перспектив развития вооруженных сил.

Ведущий Игорь Панарин: Разговор может быть достаточно откровенным?

Сергей Кошелев: Будет сугубо военная оценка ситуации. Очень часто на международных конференциях бывает много политеса, которого мы постараемся избежать.

Ведущий Игорь Панарин: Тут — четкий военный деловой разговор.

Сергей Кошелев: Да. В прошлом году на конференции по ПРО были представлены математические модели перехвата.

Ведущий Игорь Панарин: А сейчас готовы материалы, чтобы показать их участникам конференции?

Сергей Кошелев: Мы сейчас готовим материалы, выступление. Самое главное — у нас нет желания доминировать, навязать свою точку зрения.

Ведущий Игорь Панарин: Вот это важно, что нет желания доминировать даже над странами СНГ. Некоторые пытаются упрекать в этом Россию и Минобороны.

Сергей Кошелев: Честно говоря, меня это удивляет. Мы никогда и не стремились доминировать. Роль «старшего брата» — наверное, кто-то считает, что да, такая роль есть, все-таки Россия большая, богатая, сильная по сравнению с некоторыми другими странами. Но могу вам сказать, что идет очень взаимоуважительный, очень конструктивный диалог со странами ОДКБ по вопросам развития военного, военно-технического сотрудничества.

Ведущий Игорь Панарин: То есть это реально наши союзники?

Сергей Кошелев: Да, это реально полноправные партнеры, которые имеют свой голос, отстаивают свои интересы, которые вместе с нами делают вклад в обеспечение взаимной безопасности.

Одной из тем станет Договор об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) и противоракетная оборона. Мы хотели бы попытаться обсудить — к сожалению, пока у нас это не очень здорово получается, и у дипломатов, и у военных — рассмотреть возможности взаимодействия между ОДКБ и НАТО на пространстве Центральной Азии, где, как мы считаем, у НАТО и ОДКБ очень много точек соприкосновения, общих интересов в вопросах обеспечения безопасности. Я имею в виду и борьбу с терроризмом, сепаратизмом.

Ведущий Игорь Панарин: Это наркотики.

Сергей Кошелев: Борьба с наркотрафиком, организованной преступностью. Мы очень рассчитываем, что нам удастся этот диалог завязать.

Ведущий Игорь Панарин: Это попытка начать компетентный, спокойный диалог о животрепещущих проблемах безопасности в новых, более комфортных условиях конференции?

Сергей Кошелев: Конечно. Нам бы хотелось, чтобы разговор не ограничивался общими фразами о важности дружбы во имя каких-то общих целей. К сожалению, это звучит очень часто. Если возможно, мы хотели бы поговорить о совместных проектах, совместных действиях.

Ведущий Игорь Панарин: Вплоть до совместных мероприятий, вы хотите сказать?

Сергей Кошелев: Да, если мы можем выйти на подобные мероприятия и они будут содействовать обеспечению стабильности, безопасности, предсказуемости в зоне ответственности ОДКБ и НАТО, то мы будем считать, что цель будет достигнута.

Ведущий Игорь Панарин: Сергей Михайлович, у вас есть богатый опыт использования политико-дипломатических методов, средств. Вы работали в МИД России, занимались переговорным процессом. Если сравнить то, чем вы занимались раньше, будучи дипломатом, чем отличается современный концептуальный подход к решению вопросов безопасности? Или 10-20 лет назад ситуация была иной?

Сергей Кошелев: Интересный вопрос, наверное, можно было бы написать какую-то работу, диссертацию. По личному опыту — мне приходилось принимать участие в некоторых международных переговорах, в частности, в работе над договором о стратегических наступательных вооружениях.

Ведущий Игорь Панарин: Он все-таки был успешно принят?

Сергей Кошелев: Да. Я могу сказать однозначно: успех был достигнут только потому, что МИДовская и военная части делегации работали как единое целое. Два столпа, которые обеспечили успех.

Преимущество Министерства иностранных дел в том, что там работают люди, которые ведут переговоры, дипломатическую работу, умеют общаться с партнерами, умеют объяснить свою позицию, продвигать свою точку зрения, свои интересы. Для этого необходимо переговорное искусство. Что касается Министерства обороны, здесь ведется более предметная, более конкретная работа.

Ведущий Игорь Панарин: Сущностная?

Сергей Кошелев: Да. Здесь танки, бронемашины, вертолеты, их количество, технические характеристики.

Ведущий Игорь Панарин: Соотношение.

Сергей Кошелев: Соотношение, анализ изменения этого соотношения, как оно влияет на безопасность Российской Федерации. Мы должны понимать, какие меры нужны, чтобы обезопасить себя от всевозможных непредвиденных обстоятельств.

Я считаю одним из успехов договора об СНВ команду, которая работала под руководством посла Антонова Анатолия Ивановича, заместителя министра обороны. Ему удалось создать правильный баланс, единую команду, где каждый работал в качестве эксперта, отвечая за свой конкретный вопрос.

Ведущий Игорь Панарин: Как этой слаженной команде перейти к решению существующих проблем и добиться положительного результата? Я понимаю, что конференция — это один из шагов в этом направлении. Баланс МИДа и военного компонента будет реализован в ближайшем будущем, чтобы нам удалось достичь успеха?

Сергей Кошелев: Очень не хотелось бы обольщаться и говорить, что сейчас мы рукава закатаем и решим все проблемы. В Министерстве иностранных дел на направлении контроля за обычными вооружениями в Европе (КОВЕ — так мы называем эту тему) работают грамотные, преданные своему делу специалисты, которые эту тему знают досконально. Таких специалистов нет, пожалуй, больше ни в одной делегации.

Но здесь, на мой взгляд, вопрос не в глубине знания проблемы, а вопрос стратегического видения, что должно быть впереди. Вы упомянули Договор об обычных вооруженных силах в Европе. Действительно, договор заключался в 1990 году, он соответствовал тем реалиям, которые были в Европе, когда существовали две системы, два военных блока — НАТО и Варшавский договор.

После заключения договора было несколько попыток этот договор адаптировать. К сожалению, адаптация прошла не вполне удачно — ситуация в области обычных вооружений развивается очень динамично. Хотим мы того или не хотим, складывается новая ситуация, возникают новые вызовы и угрозы европейской безопасности. Они отличаются от тех, что были 20 лет назад.

Наше общение, разговоры с военными Германии, Франции, Италии, Бельгии показывают, что эти страны тоже строят новые вооруженные силы.

Ведущий Игорь Панарин: С учетом новых факторов?

Сергей Кошелев: Конечно. Государства в силу экономических, финансовых проблем отказываются от закупок тяжелых вооружений. Некоторые европейские государства отказались от закупки танков. Мы знаем, что некоторые государства отказались от закупки ударных вертолетов, которые планировалось использовать против танковых колонн.

Ведущий Игорь Панарин: Клиньев?

Сергей Кошелев: Сейчас идет совершенно новый процесс, связанный, я бы сказал, с сотрудничеством. У нас есть договоренности в области военно-технического сотрудничества с Францией.

Ведущий Игорь Панарин: С членом НАТО?

Сергей Кошелев: Да. Мы закупили полигон в Германии. Мы ведем разговоры о бронированных машинах в Италии.

Ведущий Игорь Панарин: Это тоже совершенно новый подход.

Сергей Кошелев: Это не просто новый подход, это новый принцип взаимоотношений. Никогда страна, которая планирует с кем-то воевать, не будет закупать системы вооружений у той страны, с которой она планирует воевать. В данном случае мы говорим о более тесных взаимоотношениях, о лучшем понимании стремлений европейских государств.

Вот и хотим мы эти проблемы откровенно обсудить на уровне военных. Какие угрозы видит, например, Италия? Какие угрозы видит для себя Испания? Главное — как воспринимают Россию страны НАТО — как попутчика, партнера, соперника?
Панарин: Конкурента в военно-технической сфере.

Сергей Кошелев: Да. Но самое главное , что видится нам из Министерства обороны, что сейчас у нас достаточно много общих вызовов и угроз, и мы могли бы сотрудничать там, где это нам выгодно. Я перечислю, какие у нас есть области взаимодействия: в области войск тыла, это совместная борьба с пиратством.

Ведущий Игорь Панарин: Да, успешное взаимодействие.

Сергей Кошелев: Очень успешное. Это совместная борьба с терроризмом. У нас есть инициатива по сотрудничеству в области охраны воздушного пространства, где отрабатываются меры борьбы с угоном воздушных судов. Хорошо налаживается морское сотрудничество по спасению на море экипажей судов, терпящих бедствие. Есть интерес и у стран НАТО, и у Российской Федерации. Там, где наши интересы совпадают, мы предпочитаем сотрудничать.

Ведущий Игорь Панарин: Сергей Михайлович, кризис не только в Европе. Секвестр бюджета США больно ударил по вооруженным силам этой страны. Авианосцы на приколе, Соединенные Штаты принимают решение о некой коррекции планов ПРО.

С другой стороны, ряд аналитиков говорят, что эта коррекция связана не только с трудностями финансирования, но и с жесткой, умелой переговорной позицией России, которая постаралась убедить американских партнеров. Где истина, с вашей точки зрения?

Сергей Кошелев: Про умелых переговорщиков — это прямо бальзам на душу. Но, к сожалению, не все так просто. Часто приходится слышать, что вопрос противоракетной обороны стал культовым. Я думаю, что нужно потратить много сил для того, чтобы попытаться найти компромисс в этом вопросе. Приведу две-три оценки того, что 15 марта объявил новый министр обороны США господин Хейгел.

Ведущий Игорь Панарин: Кстати, он тяжело прошел в министры. Было бурное обсуждение его кандидатуры.

Сергей Кошелев: Неординарный человек в том смысле, что он исключительно опытный, искушенный политик. Оценка Министерства обороны России, что с ним может быть интересно. Это интересный собеседник.

Ведущий Игорь Панарин: Правильное слово: Минобороны будет интересно с новым министром обороны США?

Сергей Кошелев: Я думаю, да. Опыт министра Хейгела, его первые шаги на посту министра говорят о том, что…

Ведущий Игорь Панарин: Они достаточно выдержанные, четко спланированные.

Сергей Кошелев: Это политик, который пришел выполнять конкретные задачи, и будет делать это компетентно.

Так вот, что было объявлено нашими американскими коллегами, как эти решения оцениваются в Министерстве обороны? Мы очень внимательно изучаем все, что было сказано господином Хейгелом. Пока что у нас только та информация, которую мы прочитали в средствах массовой информации.

Не думаю, что я раскрою большой секрет, наверное, те, кто следит за этой проблематикой, обратили внимание, что был телефонный разговор между министром Шойгу и господином Хейгелом. Они договорились, что в ближайшее время заместители министров обороны, это господин Джим Миллер и Анатолий Иванович Антонов, проведут встречу. Мы надеемся, что она состоится еще до конца апреля.

Ведущий Игорь Панарин: И произойдет детализация, так?

Сергей Кошелев: Мы хотели бы подробно узнать, в чем суть нововведений, инноваций, которые озвучил министр обороны Соединенных Штатов. Пока есть наши предварительные оценки, что вряд ли решения, которые были приняты США, мотивировались, базировались на той умелой дипломатической работе, которую проводила российская сторона.

Скорее это внутренний расчет, какие-то сложности, которые возникли на этапе реализации сложнейшей технической проблемы по созданию перехватчиков. Скорее всего, это временная корректировка. Не секрет, и мы на конференции в прошлом году сказали, что наибольшую озабоченность российской стороны вызывает четвертый этап так называемого «фазированного адаптивного подхода» к созданию ПРО.

Ведущий Игорь Панарин: Да, это, по сути, угроза нашей национальной безопасности.

Сергей Кошелев: Это угроза стратегическим ядерным силам сдерживания России. Перехватчик, который будет создан на четвертом этапе и поставлен на вооружение, способен перехватывать межконтинентальные баллистические ракеты. Мы это рассматриваем как непосредственную угрозу эффективности российских средств ядерного сдерживания. Поэтому говорить о том, что наши озабоченности сняты, на мой взгляд, до получения разъяснений от американской стороны рано.

Прежде, чем давать оценки, мы хотели бы выслушать наших американских коллег. Мы неоднократно беседовали, проводили брифинги с руководителем американского Агентства по противоракетной обороне, это детальные, подробные презентации, которые рассказывали, какие проблемы испытывают американские разработчики, что возможно, что невозможно. Мы с помощью военных специалистов анализировали адекватность подобных оценок и делали свои выводы. Должна быть какая-то этапность в работе.

Ведущий Игорь Панарин: Российский президент Владимир Путин, пролетая над Черным морем, возвращаясь с саммита БРИКС, отдал приказ, и вооруженные силы этот приказ в целом выполнили. Какова ваша оценка прошедших учений? Они показали боеспособность наших вооруженных сил?

Сергей Кошелев: Это очень масштабное мероприятие, которое было проведено с целью оценки боеспособности российских вооруженных сил.

На селекторном совещании в Министерстве обороны министр Шойгу однозначно сказал, что это было полезно, была проведена оценка готовности Вооруженных сил Российской Федерации действовать, была подтверждена эта способность действовать. Это самое главное, то, ради чего существуют вооруженные силы — никто никогда не предупреждает, мол, готовьтесь, завтра у вас будут проблемы. Вооруженные силы должны быть готовы постоянно. Смысл реформы, которая проводилась в Российской Федерации, был в том, чтобы создать боеспособные силы.

Ведущий Игорь Панарин: Позвольте завершить мой диалог с очень интересным и компетентным экспертом. Это начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны Российской Федерации Сергей Михайлович Кошелев. До свидания, уважаемые зрители и слушатели!

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false