Карта сайта

Советско-японская война 1945 года – завершающий этап Второй мировой войны

Советско-японская война 1945 года – военные действия СССР против Японии в целях ликвидации последнего очага Второй мировой войны, оказания помощи союзникам по антигитлеровской коалиции и народам оккупированных Японией стран.


Военные действия советских Вооруженных сил на Дальнем Востоке. 9 августа – 2 сентября 1945 г.

9 мая 1945 года в пригороде Берлина Карлсхорсте состоялось подписание германским верховным командованием Акта о военной капитуляции вооруженных сил Германии. Вторая мировая война в Европе завершилась. Однако в Азиатско-Тихоокеанском регионе под японской оккупацией продолжали оставаться Корея, Индокитай, Индонезия, Малайя, часть территории Китая, Бирмы и Филиппинских островов. Хотя США и Великобритания уже более трех лет вели войну с Японией и в ходе нее достигли определенных успехов, до окончательной победы над этим сильным противником было еще далеко. Реально оценивая военно-стратегическую обстановку в регионе, правительства США и Великобритании сознавали, что борьба с Японией потребует еще много сил, времени и, главное, жертв и что без участия Советского Союза добиться в короткие сроки завершения Второй мировой войны не реально. Вот почему руководство Великобритании и, особенно, руководство США были заинтересованы в получении согласия СССР на вступление в войну на Дальнем Востоке.

Впервые свои намерения начать вооруженную борьбу с союзником Гитлера на Дальнем Востоке советская сторона высказала на Тегеранской конференции в ноябре 1943 года, когда определились сроки открытия второго фронта в Европе. На Ялтинской конференции руководителей СССР, Соединенных Штатов и Великобритании в феврале 1945 года Сталин и президент США Рузвельт подписали соглашение, в котором, в частности, говорилось, что «через 2–3 месяца после капитуляции Германии Советский Союз вступит в войну против Японии при условии возвращения Советскому Союзу южной части Сахалина, всех Курильских островов, а также восстановления аренды Порт-Артура и Дальнего».

Согласие правительства СССР вступить в войну с Японией было продиктовано как союзническими обязательствами, так и необходимостью обеспечить безопасность своих дальневосточных рубежей, с учетом того, что Япония практически с начала ХХ века активно проводила агрессивную и антисоветскую политику. В 1936 году японское правительство подписала «Антикоминтерновский пакт», оформивший ее союз с нацистской Германией. В 1938–1939 годах Япония совершила ряд провокаций на советской и монгольской границах. В годы Великой Отечественной войны, когда Советский Союз вел упорную борьбу с гитлеровской Германией и ее союзниками в Европе, Япония в нарушение пакта о нейтралитете вела подрывную деятельность против СССР, передавала в Берлин информацию об экономическом и военном потенциалах Дальнего Востока, Сибири и Урала, устраивала провокации на границах, препятствовала судоходству в нейтральных и советских территориальных водах. Наконец, в соответствии с планом «Кантокуэн» она вплотную придвинула к рубежам Советского Союза Квантунскую армию (главнокомандующий генерал О. Ямада) – мощную стратегическую группировку, готовую в любой момент вторгнуться на территорию СССР. Это вынуждало Государственный Комитет Обороны (ГКО), Ставку Верховного Главнокомандования на протяжении 1941–1945 годов держать на Дальнем Востоке от 32 до 59 сухопутных и от 10 до 29 авиационных дивизий, а также до 6 дивизий и 4 бригад войск ПВО общей численностью свыше 1 млн человек.

5 апреля 1945 года в связи с решениями принятыми на Крымской конференции и в полном соответствии с нормами международного права Советское правительство за год до истечения срока действия пакта о нейтралитете с Японией заявило о его денонсации. При этом относительно мотивов денонсации в заявлении указывалось, что пакт был подписан «до нападения Германии на СССР и до возникновения войны между Японией, с одной стороны, и Англией и Соединенными Штатами Америки – с другой. С того времени обстановка изменилась в корне. Германия напала на СССР, а Япония, союзница Германии, помогает последней в ее войне с СССР. Кроме того, Япония воюет с США и Англией, которые являются союзниками Советского Союза. При таком положении пакт о нейтралитете между Японией и СССР потерял смысл, и продление этого пакта стало невозможным»[1].

Это вызвало озабоченность японской стороны. Заявление СССР было опубликовано во всех ведущих газетах Японии. Решение Кремля в японской прессе не осуждалось. Как отмечал 13 апреля 1945 года в своем докладе в Москву посол СССР в Японии А.Я. Малик, «общий тон подчеркнуто спокойный, точнее – успокаивающий», а японские газеты подчеркивали, что «японское правительство не имело ни малейшего намерения прекращать действие этого пакта потому, что Япония желала сохранения дружественных отношений с Советским Союзом»[2].

Однако в принятой 26 июля 1945 года на Потсдамской конференции декларации США, Великобритания и Китай выступили с требованием безоговорочной капитуляции Японии. Тем же летом Япония пыталась вести переговоры с СССР о посредничестве. Министр иностранных дел Японии С. Того направил послу Японии в Москве Н. Сато телеграмму, в которой впервые открытым текстом сообщил о намерении искать советского посредничества для выхода из войны. Однако все было безуспешно. Советские дипломаты тянули время[3]. В Токио же царила растерянность. Принять Потсдамскую декларацию не позволяла армия, но Того убедил официально не отвергать ее, чтобы не обострять ситуацию. 30 июля 1945 года Сато встретился с заместителем наркома иностранных дел С.А. Лозовским, заявив по поводу декларации: «Япония не может сдаться на таких условиях. Если честь и существование Японии будут сохранены, то японское правительство, в целях прекращения войны, проявит весьма широкие примиренческие позиции». В Токио Сато сообщил о встрече и предложил принять условия Потсдамской декларации, пояснив, что только это может предотвратить вступление в войну СССР, но Того отверг его предложения, намекнув на противодействие военных[4].

Между тем подготовка СССР к войне с Японией началась задолго до начала военных действий и включала ряд мероприятий, проведенных как заблаговременно, так и непосредственно перед их началом. Основными из них являлись переброска войск с западных районов страны и создание наступательных группировок, изучение и подготовка театра предстоящих боевых действий, мобилизация войск и создание запасов материальных средств.

Еще 21 мая 1943 года ГКО в постановлении № 3407сс «О строительстве железнодорожной линии Комсомольск – Советская Гавань» предписал приступить к прокладке магистрали длиной около 500 км в качестве резервного выхода к Тихому океану в случае, если в ходе войны японская армия перережет в Приморье Транссибирскую магистраль. Ее строительство было завершено к 25 июня 1945 года.

Первоначальные расчеты сосредоточения советских войск на границе с Маньчжурией были сделаны в Генеральном штабе осенью 1944 года.

В марте – июле 1945 года ГКО принял ряд постановлений, касающихся коммуникаций между Центром и Дальним Востоком (железнодорожной, автомобильной, военно-морской, радио- и телефонно-телеграфной и высокочастотной)[5].

В мае началась масштабная переброска войск на Дальний Восток. За три месяца было передислоцировано свыше 400 тыс. человек, а также боевая техника и вооружение.

Численность советских сухопутных войск, прибывших с Запада на Дальний Восток в мае – августе 1945 г.[6]

Силы и средства

Время прибытия

Всего

Май

Июнь

Июль

1–8 августа

Личный состав

33 456

152 408

206 042

11 449

403 355

Полевые орудия

281

1487

1764

166

3698

28 июня Ставкой ВГК был утвержден план войны с Японией, в соответствии с которым все подготовительные мероприятия должны были быть закончены к 1 августа 1945 года, а к военным действиям предписывалось приступить по особому приказу.

План предусматривал проведение стратегической наступательной операции в Маньчжурии с целью разгрома развернутых там японской Квантунской армии и войск марионеточного государства Маньчжоу-Го, наступательной операции на Южном Сахалине, а также операций по овладению Курильскими островами и рядом портов в Корее, принадлежавших Японии.

Планировалось нанести мощные удары по флангам Квантунской группировки войск с запада и востока и несколько вспомогательных ударов по сходящимся к центру Маньчжурии направлениям. Это обеспечивало глубокий охват основных сил противника, рассечение их и разгром по частям. Проведение операций по освобождению Южного Сахалина и Курильских островов, а также по оккупации северной части японского о. Хоккайдо рассматривалось в зависимости от выполнения главной задачи.

Для проведения Дальневосточной кампании были привлечены Забайкальский (Маршал Советского Союза Р.Я. Малиновский), 1-й Дальневосточный (Маршал Советского Союза К.А. Мерецков) и 2-й Дальневосточный (генерал армии М.А. Пуркаев) фронты, Тихоокеанский флот (адмирал И.С. Юмашев), Амурская военная флотилия (контр-адмирал Н.В. Антонов), Северная Тихоокеанская военная флотилия (вице-адмирал В.А. Андреев), соединения и части Монгольской Народно-революционной армии (маршал X. Чойбалсан). Эта группировка насчитывала более 1,6 млн человек, около 30 тыс. орудий и минометов (без зенитной артиллерии), 5250 танков и САУ, 5200 самолетов, 93 боевых корабля основных классов. Общее руководство кампанией осуществляло специально созданное Ставкой Главное командование советских войск на Дальнем Востоке (главнокомандующий – Маршал Советского Союза А.М. Василевский). Действия сил ВМФ координировал нарком ВМФ адмирал флота Н.Г. Кузнецов.


На аэродроме в г. Далянь (Дальний). Слева направо: командующий 1-м Дальневосточным фронтом К.А. Мерецков, командующий Забайкальским фронтом Р.Я Малиновский и главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке А.М. Василевский. Август 1945 г.

Численность дальневосточной группировки советских Вооруженных сил по состоянию на 9 августа 1945 г.[7]

Силы и средства

Сухопутные войска

ВВС

Войска ПВО

ВМФ

Итого

личный состав

1 377 753

113 612

78 705

177 395

1 747 465

винтовки и карабины

736 885

52 225

50 560

144 130

984 800

пистолеты-пулеметы

291 965

2953

3045

18 513

316 476

станковые и ручные пулеметы

57 956

985

191

8812

67 944

полевые орудия

11 893

662

12555

зенитные орудия

1549

71

2635

1067

5322

минометы

10 938

1020

11 958

Всего орудий и минометов

24 380

71

2635

2749

29 835

танки и САУ

5250

5250

боевые самолеты

3501

220

1450

5171

боевые корабли основных классов

93

93

Японское командование рассчитывало, что «против превосходящих по силе и подготовке» соединений и частей Красной армии войска Японии в Маньчжурии продержатся в течение года. Главные их силы были сосредоточены в центральных районах Маньчжурии, 1/3 – в приграничной зоне. В состав Квантунской армии, составившей основу группировки, входили 1-й и 3-й фронты, 4-я отдельная и 2-я воздушная армии, Сунгарийская военная речная флотилия. 10 августа группировке были оперативно подчинены дислоцированные в Корее 17-й фронт и 5-я воздушная армия. Кроме того, на территории Маньчжурии и Кореи находилось значительное количество японских жандармских, полицейских, железнодорожных и иных формирований, а также войска Маньчжоу-Го и Внутренней Монголии. Общая численность сосредоточенных у советских границ войск противника превышала 1 млн человек. На их вооружении находились 1215 танков, 6640 орудий, 1907 самолетов и свыше 30 боевых кораблей и катеров. На границе с СССР и МНР было оборудовано 17 укрепленных районов общей протяженностью около 1000 км, в которых насчитывалось до 8000 долговременных огневых сооружений.

Соотношение сил советских и японских войск к началу Советско-японской войны 1945 г.[8]

Силы и средства

Советские войска

Японские войска

Соотношение

личный состав

1747,5

1178,4

1,5:1

орудия и минометы

29 835

6640

4,5:1

танки и САУ

5250

1215

4,3:1

боевые самолеты

5171

1907

2,7:1

Вместе с тем согласно вновь открытым архивным данным в документах, представленных советскому командованию штабом Квантунской армии в конце августа 1945 года, к моменту объявления 15 августа императором Хирохито о капитуляции японских вооруженных сил советским войскам противостояли в Маньчжурии и Корее японские войска численностью 712 966 человек, причем непосредственное ведение боевых действий было предписано частям и соединениям, которые насчитывали только 357 541 человек[9].

Первоначально наступление намечалось на 20–25 августа 1945 года. Однако дата начала военных действий была изменена в связи с атомной бомбардировкой 6 августа американцами японского города Хиросима. Как отмечает российский политолог В.А. Никонов, являющийся внуком тогдашнего народного комиссара иностранных дел СССР В.М. Молотова: «Молотов до конца дней был уверен, что эти бомбы не столько были против Японии, сколько против Советского Союза: запугать, продемонстрировать неограниченные военные возможности, чтобы осуществлять ядерный шантаж и добиваться уступок. В Москве ясно поняли, что война может закончиться очень скоро, а неучастие в ней заметно ослабит возможности СССР влиять на послевоенное устройство на Дальнем Востоке. Выступать следовало немедленно»[10]. Поэтому 7 августа 1945 года в 16.30 по московскому времени Верховным Главнокомандующим И.В. Сталиным и начальником Генерального штаба А.И. Антоновым была подписана директива Ставки ВГК № 11122 главнокомандующему советскими войсками на Дальнем Востоке, которой предписывалось начать военные действия против Японии 9 августа[11].

8 августа в 17:00 часов по московскому времени народный комиссар иностранных дел СССР В.М. Молотов принял Н. Сато, которому от имени Советского правительства сделал заявление о том, что СССР с 9 августа будет считать себя в состоянии войны с Японией[12].

В специальном заявлении правительства Великобритании, сделанном 9 августа, было сказано: «Война, объявленная сегодня Советским Союзом, является доказательством солидарности, существующей между основными союзниками, и она должна сократить срок борьбы и создать условия, которые будут содействовать установлению всеобщего мира. Мы приветствуем это великое решение Советской России»[13].

10 августа советский посол Я.А. Малик был принят Того, где он сделал заявление о вступлении СССР в войну с Японией. «Выслушав посла, – вспоминал Того, – я напомнил ему, что его страна напала на нас в то время, как пакт о нейтралитете между СССР и Японией остается в силе, а также и не дав никакого ответа на нашу просьбу об оказании добрых услуг в деле заключения мира. Более того, хотя в качестве официальной причины Советский Союз выдвигал отказ Японии признать Потсдамскую декларацию, он фактически не предпринял никаких усилий для установления подлинной позиции японского правительства. Эта акция СССР, – сказал я, – будет осуждена историей»[14]. Также Того сообщил советскому послу о принятии Японией Потсдамской декларации за несколько часов до их встречи – 10 августа в 7 часов утра по токийскому времени[15].

Но военная машина была уже запущена. 9 августа началась Маньчжурская стратегическая наступательная операция. Боевые действия развернулись на фронте протяженностью более 5000 км. Ударные группировки советских фронтов атаковали противника с суши, воздуха и моря. Тихоокеанский флот вышел в открытое море, перерезал морские коммуникации, использовавшиеся войсками Квантунской армии для связи с Японией, и силами авиации и торпедных катеров нанес мощные удары по японским военно-морским базам в Северной Корее. Войска Забайкальского фронта к 19 августа преодолели безводные степи, пустыню Гоби и горные хребты Большого Хингана, разгромили калганскую, солуньскую и хайларскую группировки противника и устремились в центральные районы Северо-Восточного Китая. 20 августа главные силы 6-й гвардейской танковой армии вступили в Шэньян (Мукден) и Чанчунь и стали продвигаться на юг к городам Далянь (Дальний) и Люйшунь (Порт-Артур). Конно-механизированная группа советско-монгольских войск, выйдя 18 августа к Чжанцзякоу (Калгану) и Чэндэ, отрезала японскую группировку в Маньчжурии от экспедиционных сил Японии в Китае.

Войска 1-го Дальневосточного фронта, наступавшие навстречу Забайкальскому фронту, прорвали полосу пограничных укреплений противника и, отразив в районе Муданьцзяна его сильные контрудары, вошли 20 августа в Гирин и совместно с соединениями 2-го Дальневосточного фронта – в Харбин. 25-я армия во взаимодействии с морскими десантами Тихоокеанского флота освободила территорию Северной Кореи, отрезав японские войска от метрополии.

2-й Дальневосточный фронт во взаимодействии с Амурской флотилией, успешно форсировав реки Амур и Уссури, прорвал долговременную оборону противника в районах Хэйхэ, Фуцзиня. В дальнейшем, преодолев горный хребет Малый Хинган, его соединения совместно с войсками 1-го Дальневосточного фронта 20 августа овладели Харбином.

Таким образом, к 20 августа советские войска продвинулись в глубь Маньчжурии с запада на 400–800 км, с востока и с севера – на 200–300 км. Они вышли на Маньчжурскую равнину, расчленили японские войска на ряд изолированных группировок и завершили их окружение. С 19 августа войска противника почти повсеместно стали сдаваться в плен[16]. Чтобы не дать противнику возможности эвакуироваться или уничтожить материальные ценности, в период с 18 до 27 августа были высажены воздушные десанты в Харбине, Шэньяне (Мукдене), Чанчуне, Гирине, Люйшуне (Порт-Артуре), Пхеньяне и других городах. С этой целью действовали также армейские подвижные передовые отряды, успешно выполнившие свои задачи. Стремительное наступление советских и монгольских войск поставило Японию в безвыходное положение, расчеты ее командования на упорную оборону и последующее наступление были сорваны. Миллионная Квантунская армия была разгромлена.

Крупный успех Вооруженных сил СССР в Маньчжурии, достигнутый в первые дни войны, позволил советскому командованию 11 августа начать Южно-Сахалинскую наступательную операцию. Ее проведение было возложено на войска 16-й армии 2-го Дальневосточного фронта и Северную Тихоокеанскую военную флотилию. Южный Сахалин обороняла усиленная 88-я японская пехотная дивизия, входившая в состав 5-го фронта со штабом на о. Хоккайдо, опиравшаяся на Котонский укрепленный район протяженностью 12 км по фронту и до 30 км в глубину. Боевые действия на Сахалине начались с прорыва этого укрепленного района. Наступление велось в крайне сложных условиях местности при ожесточенном сопротивлении противника. 16 августа в тыл противника в порт Торо (Шахтерск) был высажен морской десант. Встречными ударами с фронта и тыла 18 августа оборона противника была прорвана. Советские войска развернули стремительное наступление к южному побережью острова. 20 августа был высажен морской десант в порт Маока (Холмск), а утром 25 августа – в порт Отомари (Корсаков). В тот же день советские войска вступили в административный центр Южного Сахалина город Тойохара (Южно-Сахалинск). Организованное сопротивление насчитывавшего около 30 тыс. солдат и офицеров японского гарнизона на Южном Сахалине прекратилось.

Успешный ход военных действий в Маньчжурии, Корее и на Южном Сахалине позволил советским войскам приступить к проведению Курильской десантной операции. Для ее осуществления привлекались войска Камчатского оборонительного района и силы Тихоокеанского флота. На Курильских островах 5-й японский фронт имел свыше 50 тыс. солдат и офицеров. Самым укрепленным в противодесантном отношении был остров Шумшу – ближайший к Камчатке. 18 августа началась высадка войск на этот остров, бои за который приняли ожесточенный характер. Преодолевая упорное сопротивление противника, советские войска 23 августа завершили его освобождение. К началу сентября войска Камчатского оборонительного района и Петропавловской военно-морской базы заняли всю северную гряду островов, включая Уруп, а силы Северной Тихоокеанской флотилии – остальные острова к югу от него.


Капитуляция Квантунской армии. Худ. П.Ф. Судаков.

Советские войска за 23 дня боевых действий нанесли сокрушительный удар по Квантунской армии, ставший одним из определяющих факторов разгрома императорской Японии. Он привел к самому крупному во Второй мировой войне поражению японских вооруженных сил и к наиболее тяжелым для них потерям, которые превысили 720 тыс. солдат и офицеров, в том числе более 640 тыс. пленными.

Вооруженные Силы СССР потеряли в войне с Японией убитыми и пропавшими без вести 12 031 человека, ранеными 24 425.

2 сентября был подписан Акт о капитуляции Японии. В тот же день Президиум Верховного Совета СССР принял Указ об объявлении дня 3 сентября праздником Победы (победным днем) над Японией. В соответствии с Федеральным законом от 13 марта 1995 г. № 32-ФЗ «О днях воинской славы и памятных датах России» в редакции 2020 года этот день объявлен днем воинской славы России. 16 сентября 1945 года в городе Харбин в честь победы над японскими войсками состоялся военный парад. В нем приняли участие представители советского правительства, офицеры Красной армии и военные чиновники из Китайской Республики. Командовал парадом генерал-лейтенант артиллерии К.П. Казаков. Принимал парад дважды Герой Советского Союза генерал-полковник А.П. Белобородов.


Парад в Харбине 16 сентября 1945 г.

За ратные подвиги в войне против Японии 308 тыс. советских воинов были награждены орденами и медалями, звания Героя Советского Союза были удостоены 93 человека, 6 из них дважды. Более 300 соединений и воинских частей армии и флота получили боевые награды, а 25 из них стали гвардейскими.

Мирный договор между СССР и Японией, который бы формально завершил войну, подписан так и не был. 19 октября 1956 году в Москве председателем Совета министров СССР Н.А. Булганиным и премьер-министром Японии И. Хатоямой была подписана советско-японская декларация о прекращении состояния войны.

Главным стратегическим результатом Советско-японской войны стал полный разгром противника в Маньчжурии, Северной Корее, на Сахалине и Курильских островах.

Фактическим результатом войны стало возвращение в состав СССР отторгнутого в 1905 году Японией у России Южного Сахалина, присоединение принадлежавших Японии с 1875 года Курильских островов и возобновление Советским Союзом арендных прав на Квантунский полуостров с Порт-Артуром и Дальним (уступленных Россией Японии в 1905 г.).


Что осталось от мечтаний о «Великой Восточной империи»? Ничего. Худ. К. Елисеева. Крокодил. 1945, № 30.

Хотя со времени Советско-японской войны прошло более полувека, до сих пор остается немало связанных с нею спорных вопросов: нет достаточной ясности о соотношении сил Красной армии и группировки японской армии на территории Маньчжурии, Северной Кореи, Южного Сахалина и Курильских островов; вызывают сомнения и цифры потерь Красной армии; данные о количестве японских военнопленных. Важным является и вопрос о внешнеполитических итогах Советско-японской войны 1945 года. До сих пор ведутся дискуссии: «Что сыграло решающую роль в скорой капитуляции Японии – атомные бомбардировки США или вступление в войну СССР?». Объективному изучению данных проблем и поиску ответов на поставленные вопросы долгое время мешали идеологическая ангажированность исследователей и воздействие внешнеполитической ситуации. Однако и сегодня эти обстоятельства продолжают оказывать влияние на оценку данного исторического события. В свое время на вопрос о решающей роли в капитуляции Японии ответил премьер-министр К. Судзуки еще 9 августа 1945 года: «Вступление сегодня утром в войну Советского Союза ставит нас окончательно в безвыходное положение и делает невозможным дальнейшее продолжение войны»[17].

Можно согласиться с современными отечественными учеными-востоковедами, пришедшими к выводу о том, что участие СССР в боевых действиях против Японии, безусловно, позволило ему войти в число победителей в войне на Тихом океане, но нарушение Советским Союзом пакта о нейтралитете ухудшило атмосферу, в которой в дальнейшем формировались отношения между обеими странами[18].


Елена Наземцева, старший научный сотрудник
Научно-исследовательского института
военной истории ВАГШ ВС РФ,
доктор исторических наук


[1] Внешняя политика Советского Союза в период Великой Отечественной войны: Документы и материалы. М., 1947. Т. 3. С. 166.

[2] СССР и страны Востока накануне и в годы Второй мировой войны. М., 2010. С. 114.

[3] СССР и страны Востока накануне и в годы Второй мировой войны. М., 2010. С. 119.

[4] СССР и страны Востока накануне и в годы Второй мировой войны. М., 2010. С. 122.

[5] Черевко К.Е. Серп и молот против самурайского меча. М., 2003. С. 296.

[6] Черевко К.Е. Серп и молот против самурайского меча. М., 2003. С. 290.

[7] Черевко К.Е. Серп и молот против самурайского меча. М., 2003. С. 295.

[8] Черевко К.Е. Серп и молот против самурайского меча. М., 2003. С. 324.

[9] Черевко К.Е. Серп и молот против самурайского меча. М., 2003.

[10] Никонов В.А. Молотов: Наше дело правое. Кн. 2. М., 2016. С. 220.

[11] Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВКГ: Документы и материалы 1944–1945. М., 1999. Т. 16 (5–4). С. 249–250.

[12] Дубинский А.М. Советско-китайские отношения в период японо-китайской войны, 1937–1945. М., 1980. С. 246.

[13]Великая Отечественная война 1941–1945 годов. Т. 5, М., 2013. С. 722.

[14] Цит. по: СССР и страны Востока накануне и в годы Второй мировой войны. М., 2010. С. 123.

[15] Цит. по: СССР и страны Востока накануне и в годы Второй мировой войны. М., 2010. С. 123.

[16] 17 августа главнокомандующий Квантунской армией обратился к Маршалу Советского Союза А.М. Василевскому с предложением начать переговоры о прекращении военных действий. Одновременно он уведомил его, что отдал войскам приказ не сопротивляться и начать сдачу оружия. Однако на практике в плен сдавались преимущественно части армии Маньчжоу-Го. В этих условиях А.М. Василевский потребовал от командования Квантунской армии полной капитуляции японских войск в Маньчжурии. 18 августа генерал О. Ямада выразил готовность выполнить все условия капитуляции, и в 14 ч. 10 мин 19-го Акт о капитуляции был подписан в г. Чанчунь.

[17] Цит. по: СССР и страны Востока накануне и в годы Второй мировой войны. М., 2010. С. 124.

[18] Цит. по: СССР и страны Востока накануне и в годы Второй мировой войны. М., 2010. С. 124.

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false