Карта сайта

Краснознаменный балтийский флот в операциях по освобождению советской Прибалтики

В начале 1944 года Ставкой ВГК была поставлена задача разгромить группировку противника под Ленинградом, чтобы полностью снять с города блокаду и создать условия для дальнейших наступательных действий в Прибалтике. В январе – феврале 1944 года Ленинградский и Волховский фронты провели Ленинградско-Новгородскую стратегическую наступательную операцию. Взаимодействуя со 2-м Прибалтийским фронтом, Балтийским флотом, авиацией дальнего действия и партизанами, они нанесли поражение группе армий «Север», отбросив ее на 220 – 280 км.

В июне того же года войска Ленинградского и Карельского фронтов во взаимодействии с Краснознаменным Балтийским флотом, Ладожской и Онежской флотилиями в ходе Выборгско-Петрозаводской стратегической наступательной операции полностью освободили территорию Карело-Финской ССР и взяли г. Выборг. Активные действия на Карельском перешейке завершились в начале сентября 1944 года, а 19 сентября Финляндия вышла из войны, заключив с антигитлеровской коалицией перемирие.

В конце июня 1944 года началась Белорусская стратегическая наступательная операция, в которой участвовали войска 1-го Прибалтийского, 3-го, 2-го и 1-го Белорусских фронтов. Окружив и уничтожив войска группы армий «Центр» в районе Витебска, Бобруйска и восточнее Минска, они завершили освобождение Белоруссии. В ходе этих действий была освобождена от врага и южная часть советской Прибалтики.

Ленинградский фронт, 2-й и 3-й Прибалтийские фронты перешли в наступление в июле 1944 года и во взаимодействии с войсками 1-го Прибалтийского фронта к концу августа освободили юго-восточную часть Прибалтики. В ходе Нарвской наступательной операции 21 – 26 июля содействие войскам Ленинградского фронта оказывали части береговой обороны и ВВС КБФ.

В период с 14 сентября по 24 ноября 1944 г. войска Ленинградского и 1-го Прибалтийского фронтов провели Прибалтийскую стратегическую наступательную операцию, составной частью которой являлась Таллинская наступательная операция.

Во всех этих действиях Краснознаменный Балтийский флот, возглавляемый адмиралом В.Ф. Трибуцем, участвовал ограниченными силами. Выход войск Красной армии к восточной границе Эстонской ССР в январе 1944 года на оперативную обстановку в Финском заливе существенно не повлиял. И после этого она продолжала оставаться исключительно сложной, не позволявшей применять для содействия войскам, сражавшимся на приморских направлениях, крупные надводные корабли, обладавшие мощной артиллерией и сыгравшие важную роль в ходе Ленинградско-Новогородской стратегической наступательной операции.

При подготовке наступления на Карельском перешейке и в ходе его КБФ обеспечил оперативные перевозки войск 21-й армии, перебросив в начале июня пять дивизий без артиллерии и тылов с южного на северный берег Финского залива (в район Лисьего Носа).

В ходе Выборгской наступательной операции, проведенной 10 – 20 июня, огневую поддержку войскам 21-й армии оказывали четыре эскадренных миноносца, четыре канонерские лодки, стационарные и железнодорожные батареи КБФ, а с воздуха их поддерживали самолеты 8-го гвардейского и 47-го штурмовых авиационных полков ВВС флота.

По мере продвижения войск Красной армии по северному побережью Финского залива на запад возможности для содействия им корабельной артиллерией и авиацией флота убывали, и на завершающем этапе Выборгской наступательной операции их поддерживали четыре канонерские лодки, бронепоезд, 10 стационарных и железнодорожных береговых батарей.

На данном этапе наиболее интенсивно применялись боевые катера и морская пехота. Так, 19 – 20 июня тактический десант в составе одной роты отдельного полка морской пехоты овладел островом Нерва, имевшим важное значение для дальнейших действий по занятию островов Бьеркского архипелага (Березовые острова). Высадка обеспечивалась 10 сторожевыми катерами, семью катерами-тральщиками и 14 торпедными катерами. Прикрывая десантные отряды от ударов надводных кораблей противника, катера под командованием старшего лейтенанта В.И. Троненко и лейтенанта В.А. Бушуева потопили вражеский миноносец.

Взятие Выборга, овладение в период с 20 по 27 июня островами Бьеркского архипелага означали решительный перелом в противоборстве на Балтике. Поражение Финляндии и выход ее из войны открыли возможность для перебазирования сил Балтийского флота на запад и последующего развертывания их для действий в центральной и южной незамерзающей частях моря.

До этого из-за эшелонированной в глубину почти на 800 км системы минных заграждений и противолодочных рубежей, отсутствия аэродромов к западу от Лужской губы, исключительно сложной навигационной обстановки в финских шхерах и наличия на обоих берегах Финского залива мощных береговых батарей противника организовать действия на морских коммуникациях врага в этих районах было невозможно.

Важнейшие из этих коммуникаций связывали Германию с северными районами Скандинавии, по которым морскими судами ежегодно перевозилось до 25 млн т стратегического сырья.

На морских судах осуществлялись перевозки войск и воинских грузов на советско-германский фронт из Германии, Норвегии и Финляндии. Так, в феврале – марте в порты Прибалтики морем было доставлено около 21 тыс. солдат и офицеров вермахта, а в апреле – две пехотные дивизии.

При выполнении воинских и хозяйственных перевозок в восточной части Финского залива в зимний период и ранней весной флот противника испытывал такие же трудности, как и КБФ. Высокая минная опасность и тяжелая ледовая обстановка приводили к тому, что, имея точные данные о расположении своих минных заграждений, он терял корабли и суда от подрыва на собственных минах.

Однако, учитывая опыт навигаций 1942 и 1943 годов, противник исходил из того, что никакие трудности и потери не смогут заставить советское командование отказаться от содействия силами флота войскам Красной армии, наступающим на приморских направлениях.

В начале марта 1944 года для несения дозоров в Нарвском заливе, охраны минных заграждений и поддержки с моря войск оперативной группы «Нарва» германским командованием было сформировано несколько корабельных отрядов, имевших в своем составе до 15 единиц различных классов.

8 февраля 1944 года нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов подписал директиву Военному совету КБФ, в соответствии с которой главной задачей флота оставалось «содействие флангу армии огнем корабельной, железнодорожной артил­лерии, ВВС и высадкой десантов». Наряду с этим он требовал ведения «систематической и упорной разведки морских путей на запад всеми возможными силами (включая траление)», «настойчивого расширения операционной зоны флота и создания в ней выгодного [оперативного] режима», а также «систематического нарушения коммуникаций противника на Балтийском море».

Подготовка к перебазированию сил КБФ в базы на побережье Прибалтики и Южной Финляндии велась на основе указаний Ставки Верховного Главнокомандования с конца 1943 года. Планы организационных мероприятий, согласованные с замыслом стратегических наступательных операций на приморских направлениях, получили наименования «Запад-1», «Запад-2» и «Запад-3».

К выполнению плана «Запад-1» предполагалось приступить с выходом войск Ленинградского фронта на рубеж реки Нарова, однако выполнить его в назначенные сроки не удалось. Не были учтены реальное состояние путей сообщения и недостаточная обеспеченность соединений и частей флота наземным транспортом. Также не было предусмотрено время, необходимое для траления и уничтожения мин на подходах к новым местам базирования и восстановления причальных сооружений.

Тем не менее к концу февраля 1944 года завершилось формирование Лужской военно-морской базы. В ее состав вошли: дивизион сторожевых катеров, корабли охраны рейдов, артиллерийский дивизион береговой обороны и бригада ПВО. На аэродромы в западной части Ленинградской области перебазировались бомбардировочный, разведывательный, два штурмовых, три истребительных авиационных полка и одна истребительная авиационная эскадрилья.

После этого возможности сил флота по оказанию содействия войскам фронта и ведению самостоятельных действий несколько увеличились, однако не настолько, чтобы это привело к решительному перелому в оперативной обстановке на море и приморских направлениях.

Тем не менее, уже в январе – марте 1944 года авиация КБФ стала значительно чаще применяться для борьбы на морских коммуникациях, совершив 54 самолето-вылета для выполнения активных минных постановок. В середине марта ВВС флота приступили к систематическим действиям против кораблей и катеров противника в Нарвском заливе.

Основной задачей военно-воздушных сил флота в это время являлось завоевание господства в воздухе над Нарвским заливом. С начала марта до начала июня 1944 года в этом районе состоялось более 200 воздушных боев.

Перед началом летней навигации в Финском заливе противник принимал все возможные меры, чтобы не допустить выхода советских военно-морских сил из его восточной части в центральную часть Балтики. Он продолжал наращивать плотность своих минных заграждений в Финском заливе путем постановки новых линий. В апреле – мае им было выставлено более 10 тыс. мин и около 4 тыс. минных защитников.

Одновременно командование кригсмарине прилагало усилия для обеспечения благоприятного оперативного режима в районах у южного побережья Балтики, где находились центры по производству ракетного оружия, строительству подводных лодок и подготовке их экипажей.

Учитывая невозможность развертывания главных сил Балтийского флота для ведения противоборства с противником в этих районах моря до перебазирования их на запад, нарком ВМФ в конце 1943 года выступил с инициативой о заключении с союзниками соглашения о совместной борьбе против германского судоходства на Балтике.

С весны 1944 года к активным постановкам в Данцигской и Померанской бухтах приступила британская авиация, используя для этого мины с неконтактными взрывателями. Однако существенного ограничения объема морских перевозок добиться не удалось.

Минно-торпедная авиация ВВС КБФ в первой половине 1944 года применялась главным образом в центральной части моря, в западной части Финского и в Рижском заливе. Самолеты действовали в большинстве случаев поодиночке, осуществляя так называемую «свободную охоту», поэтому и она не смогла создать серьезных затруднений для судоходства противника.

Тем не менее, перебазирование ВВС флота с аэродромов в Ленинградском районе на запад способствовало более длительному пребыванию самолетов ударных родов авиации в районах боевого предназначения, и противник сразу ощутил это.

10 апреля 1944 года в Финском заливе авиацией КБФ был потоплен германский тральщик «М-459» и тяжело поврежден однотипный с ним «М-413».

8 мая торпедоносец 1-го гвардейского минно-торпедного авиационного полка в районе северо-западнее острова Осмуссар обнаружил и атаковал цель, которая командиром экипажа была определена как транспорт противника. Согласно зарубежным источникам в этом районе и примерно в это же время советской авиацией был потоплен сторожевой катер.

Наиболее результативными были воздушные удары по базам и портам противника. Так, в феврале – апреле самолеты ВВС КБФ и дальней авиации нанесли по два воздушных удара по Хельсинки и Котке. Бомбами и пушечно-пулеметным огнем были потоплены два транспорта, два сторожевых катера и один транспорт серьезно поврежден. Кроме того были разрушены портовые сооружения, подожжены хранилища жидкого топлива и уничтожено несколько железнодорожных вагонов. В мае авиация КБФ нанесла по Котке еще четыре воздушных удара, уничтожив транспорт, три катера, зенитную батарею, 32 железнодорожных вагона, причинив серьезные разрушения причалам и важным промышленным объектам, включая суперфосфатный завод.

Пока подводные лодки и наиболее ценные надводные корабли оставались в Кронштадте и Ленинграде, а их личный состав занимался ремонтом материальной части и боевой подготовкой, ожидая приказа о начале перебазирования по планам «Запад-2» и «Запад-3», борьбу с судоходством и военно-морскими силами противника в восточной части Финского залива вели канонерские лодки и боевые катера.

Весной 1944 года их основной задачей было создание условий для действий своих сил у его южного побережья, в первую очередь в Нарвском заливе. С этой целью командование КБФ перевело из состава Ленинградской военно-морской базы в Лужскую ВМБ два дивизиона тральщиков, а в апреле в ее составе была сформирована еще одна бригада траления.

В мае к югу от острова Лавенсари произошло несколько боевых столкновений, в которых противник потерял тральщик и не менее 10 самолетов, а флот – пять боевых катеров.

Стремясь ограничить боевую деятельность надводных сил КБФ, противник, как и прежде, широко использовал минное оружие. Только в мае у побережья Нарвского залива им было выставлено более 2 тыс. мин. К активным минным постановкам прибегало и командование КБФ. С середины мая до начала июня 1944 торпедные катера ставили мины на Восточном Гогландском плесе и у входа в Выборгский залив. А с 25 мая к решению этой задачи стали привлекаться специально переоборудованные катера-заградители. На выставленных ими минах противник потерял торпедный катер, катер-тральщик и две артиллерийские баржи. Однако с наступлением белых ночей постановка активных минных заграждений прекратилась, поскольку не обеспечивалась их скрытность.

В целом, итоги самостоятельных действий Краснознаменного Балтийского флота в первой половине 1944 года показали, что ведение их ограниченными силами поставленных целей не достигает. Для получения более существенных оперативных результатов надо было продолжать расширять систему базирования главных сил флота в западном направлении, приближая базы и аэродромы к районам, где проходили основные морские коммуникации и находились главные пункты погрузки и выгрузки.

Кульминацией противоборства на Балтике в 1944 году стала Моонзундская десантная операция, являвшаяся важнейшей частью Прибалтийской стратегической наступательной операции.

Перед ее началом острова Моонзундского архипелага обороняли пехотная дивизия и четыре охранных батальона, общей численностью 11,5 тыс. человек и 10 артиллерийских частей противника, которые с моря поддерживались двумя миноносцами, 22 десантными и артиллерийско-десантными судами, 14 тральщиками и двумя торпедными катерами, а с воздуха 30 самолетами.

Для содействия им германское командование привлекало 2-ю боевую группу кригсмарине в составе четырех крейсеров и нескольких эскадренных миноносцев.

Из состава Ленинградского фронта в операции по освобождению Моонзундских островов участвовали 109-й и 8-й Эстонский стрелковые корпуса, две штурмовые авиационные дивизии 13-й воздушной армии, а из состава КБФ – отдельная бригада морской пехоты, 92 боевых катера и 40 тендеров. Управление стрелковыми соединениями было возложено на командующего 8-й армией генерал-лейтенанта Ф.Н. Старикова, силами флота – на контр-адмирала И.Г. Святова.

В соответствии с замыслом операции предусматривалось последовательное овладение островами. При этом главный удар должен был наноситься по войскам противника на острове Сарема (Сааремаа), где находились его основные силы.

27 сентября батальон морской пехоты и части 131-й стрелковой дивизии овладели островом Вормси. 29 сентября передовой отряд десанта численностью 1150 человек был высажен на остров Муху. К исходу следующего дня торпедные катера, совершив 181 рейс, переправили на этот остров 249-ю стрелковую дивизию – всего более 5,6 тыс. человек, и Муху был полностью очищен от противника.

К вечеру 3 октября был освобожден остров Хиума (Хийумаа), 5 октября части 8-го стрелкового корпуса овладели Ориссарской дамбой. В тот же день неожиданно для противника восемью торпедными катерами был высажен десант в северной части острова Сарема (Сааремаа).

Подготовив условия для развертывания наступления в глубину этого острова, высадившиеся на него войска к утру 10 октября подошли к главному рубежу вражеской обороны, оборудованному на полуострове Сырве, занимавшем ключевое положение и позволявшем противнику держать под контролем весь Рижский залив.

Попытки прорвать его с ходу успехом не увенчались. С моря гарнизон острова Сарема поддерживали крейсеры, эсминцы и миноносцы, а с воздуха авиация противника. Из Риги в район Курессаре перебрасывались войска усиления.

Корабельные силы КБФ воинским перевозкам противника в Рижском заливе противодействия не оказывали из-за высокой вероятности подрыва на минах. Поэтому борьба за полуостров Сырве продолжалась несколько недель.

Для усиления войск, сражавшихся на Сарема, морем было перевезено три стрелковые дивизии с артиллерией и бронетехникой, но только 18 ноября после мощной артиллерийской и авиационной подготовки оборона противника была прорвана.

К 24 ноября остров Сарема был полностью очищен от вражеских войск. Всего в ходе боев за архипелаг с моря на берег было высажено 78 тыс. человек. В этом отношении Моонзундская десантная операция является крупнейшей.

Противник в борьбе за Моонзундские острова потерял до 7 тыс. убитыми и около 500 человек пленными, все находившееся на нем вооружение и боевую технику. Германский военно-морской флот лишился несколько кораблей, боевых катеров и судов.

Освобождение Моонзундского архипелага имело важное политическое и стратегическое значение. Завершилось освобождение Эстонской ССР, силы КБФ получили возможность полностью контролировать акватории Финского и Рижского заливов, вести действия в центральной части Балтики и наносить с моря удары по группировке вермахта, противостоявшей объединениям Красной армии в Прибалтике.

Принимавшим участие в Моонзундской операции войскам 8-й армии и силам флота Верховным Главнокомандующим была объявлена благодарность.

Звания Героя Советского Союза были удостоены командир дивизиона сторожевых катеров капитан-лейтенант А.А. Обухов, командир дивизиона торпедных катеров капитан 3 ранга В.И. Тихонов, командиры сторожевых катеров младший лейтенант П.И. Чалов и мичман И.Я. Ларин, командир отделения комендоров старшина 1 статьи В.К. Андрусенко, морские летчики: капитан А.Е. Гургенидзе, старшие лейтенанты И.С. Банифатов, А.М. Батиевский, Т.С. Жучков, лейтенанты М.В. Борисов и Н.А. Никитин.

Борьба за освобождение советской Прибалтики в 1944 г. завершилась Мемельской наступательной операцией 1-го Прибалтийского фронта, проведенной 10 – 23 октября при содействии ВВС КБФ. В ходе ее войска Красной армии вышли к побережью Балтики в районе Полангена (Паланги) и Кретинги и отсекли курляндскую группировку (16-ю и 18-ю армии) вермахта от Восточной Пруссии.

К концу 1944 года Красная армия, продвинувшись вперед на 600 – 1100 км, в основном завершила освобождение территории прибалтийских советских республик. Оккупированной оставалась только территория Курляндского полуострова, на которой оборонялись прижатые к морю войска группы армий «Север».

Михаил Монаков,
старший научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории ВАГШ ВС РФ,
доктор исторических наук

Наверх
ServerCode=node3 isCompatibilityMode=false