Карта сайта

Боевые действия советских войск на ростовском направлении


Ростовская оборонительная операция. 5 - 16 ноября 1941 г.

Осенью 1941 г. обстановка на советско-германском фронте для Красной Армии продолжала оставаться крайне напряженной. Генеральный штаб вермахта, несмотря на большие потери Германии в людях и технике, понесенные в первые месяцы войны, рассчитывал в короткие сроки нанести окончательное поражение Советскому Союзу. Сосредоточив главные силы для овладения Москвой, он одновременно планировал до наступления зимы захватить Крым, Донбасс и Ростов. Для наступления на ростовском направлении была развернута 1-я танковая армия в составе немецких двух моторизованных и горнострелкового корпусов, а также итальянского подвижного корпуса. В них входили 13, 14, 16-я танковые, 60-я моторизованная, 198-я пехотная, 1-я и 4-я горнострелковые дивизии, моторизованные дивизии СС «Викинг» и «Адольф Гитлер», три итальянские пехотные и одна словацкая моторизованная дивизии (всего свыше 300 танков и 100 бронемашин). Они активно поддерживались авиацией, которая в то время удерживала полное господство в воздухе.


Наблюдательный пункт советских войск на подступах к Ростову. Зима 1941 г.

Командование группы армий «Юг» планировало, нанеся главный удар в направлении Шахты, Новочеркасск, окружить Южный фронт (командующий войсками – генерал-полковник Я.Т. Черевиченко) на подступах к Ростову, осуществить глубокий охват города с северо-востока, после чего беспрепятственно продвигаться вглубь Кавказа. Оно полагало, что, применив массированно танки, легко преодолеет сопротивление советских войск.

Ударной группировке противника противостояла 9-я армия генерал-майора Ф.М. Харитонова, которая переходила к обороне в полосе шириной 87 км с передним краем по рубежу Дмитриевка, Куйбышево, Ново-Спасовка, Крюковка, восточный берег р. Тузлов до Стоянова. В нее входили 30, 150, 339, 136-я стрелковые и 66-я кавалерийская дивизии, Новочеркасское кавалерийское училище, 2-я и 132-я танковые бригады (всего Т-26 – 11, Т-34 – 20, КВ – 7).

Основу системы оборонительных полос и рубежей составляли батальонные районы, которые размещались на высотах, берегах рек, узлах дорог, подступах к населенным пунктам и перекрывали наиболее доступные для движения механизированных колонн направления. В каждом из них имелось по две траншеи, готовились основные и запасные позиции для орудий и минометов, окопы для станковых и ручных пулеметов. Всего в главной полосе обороны глубиной 7-8 км было создано 27 батальонных районов: 16 – на первой позиции и 11 – на второй.


Южный фронт. Ростовское сражение. Наступательная операция по освобождению Ростова. 27 ноября - 10 декабря 1941 г.

К 27 октября 1941 г. танковые и моторизованные соединения врага сосредоточились в районах, находившихся в 12-18 км от переднего края 9-й армии. А еще через два дня их передовые подразделения завязали бои с занимавшими предполье частями 30-й стрелковой дивизии генерал-майора М.Д. Гончарова. К исходу 29 октября противник прорвался на смежных флангах 256-го и 541-го стрелковых полков и, захватив Куйбышево, под угрозой окружения вынудил их к отходу на главную полосу обороны. В течение 30 октября – 1 ноября немецкая 16-я танковая дивизия, развивая успех, вклинилась на 7 км, вышла ко второй полосе и создала условия для развертывания главных сил.

Они вступили в сражение с утра 5 ноября после проведенной накануне разведки боем и непродолжительного огневого налета. В состав ударной группировки, действовавшей в полосе шириной 28 км, вошли 16-я и 14-я танковые дивизии, моторизованная дивизия СС «Викинг» и один полк 60-й моторизованной дивизии. Используя значительное превосходство в танках, враг сломил сопротивление советских войск на смежных флангах 136-й и 150-й стрелковых дивизий, к исходу дня продвинулся в глубину обороны 9-й армии на 17 км, захватил Красновку и Алексеево-Тузловку. Однако этот успех обернулся ему потерей до 50 танков, 5 бронемашин, 15 орудий, 50 грузовых автомобилей и до двух батальонов пехоты.

Утром 6 ноября наспех созданная контрударная группировка 9-й армии попыталась восстановить положение, но лишь усугубила его, втянувшись в затяжные бои. В результате, обладавший преимуществом в подвижности противник обошел 136-ю стрелковую дивизию с флангов, а 150-ю стрелковую дивизию – окружил. К вечеру он увеличил свое вклинение еще на 8 км. После этого генерал-майор Ф.М. Харитонов принял решение отвести армию на тыловой оборонительный рубеж. На второй полосе, в районе населенного пункта Дьково, оставались только 136-я дивизия и 132-я танковая бригада. Их подразделения и части вплоть до 9 ноября включительно успешно отражали атаки немецкой 1-й горнострелковой и словацкой 2-й моторизованной дивизий.

В результате стойкого сопротивления 9-й армии подвижные соединения врага, преодолев с тяжелыми боями 40 км, были все-таки остановлены, так и не выполнив поставленной задачи по овладению Ростовом ударом через Шахты и Новочеркасск. При этом немецкая 1-я танковая армия потеряла 146 танков, 22 бронемашины, 54 орудия и миномета, 257 грузовых автомобилей и около 9000 солдат и офицеров.


56-я армия в боях за Ростов. Зима 1941 г.

Не добившись успеха в попытке обхода Южного фронта с северо-востока, командование противника перегруппировало силы против 56-й армии генерал-лейтенанта Ф.Н. Ремезова для нанесения фронтального удара на ростовском направлении. Эта армия была сформирована в октябре на базе Северо-Кавказского военного округа и находилась в непосредственном подчинении Ставки Верховного Главнокомандования. К середине ноября в ее состав входили пять стрелковых и четыре кавалерийские дивизии, Ростовское артиллерийское училище, 6-я танковая бригада (105 танков, из них КВ – 4 и Т-34 – 10, остальные – Т-26), три артиллерийских и один гвардейский минометный полки.

Армия переходила к обороне в полосе шириной 75 км, от Новочеркасска до Чалтыря. Основные усилия в обороне сосредоточивались на левом фланге, в полосах 343-й и 353-й стрелковых дивизий. На правом же фланге, где враг впоследствии нанес главный удар, действовали небольшие отряды сторожевого охранения и 317-я стрелковая дивизия. Во втором эшелоне находились слабо укомплектованная 31-я стрелковая дивизия и 6-я танковая бригада. Они предназначались для нанесения контрударов, а не для непосредственной обороны Ростова.

В период с 12 по 16 ноября немецкое командование сосредоточило против 56-й армии 13-ю и 14-ю танковые дивизии, 60-ю моторизованную дивизию и моторизованную дивизию СС «Адольф Гитлер». В 8 часов утра 17 ноября они перешли в наступление, нанося главный удар в направлении Генеральское, Большие Салы. К 10 часам танки и батальон моторизованной пехоты прорвали оборону 317-й стрелковой дивизии полковника И.В. Середкина. Расширяя и углубляя прорыв, противник, несмотря на сопротивление, оказанное подразделениями 353-й дивизии и 6-й танковой бригады, и потерю до 25 боевых машин, на следующий день захватил Красный Крым. Занимавшая оборону на открытой местности в широкой полосе 31-я стрелковая дивизия не смогла остановить его продвижение. В середине дня 19 ноября вражеские танки прорвались к северо-восточным предместьям Ростова, в тыл 56-й армии.

После этого она получила приказ отойти на рубеж Ростовского оборонительного района. 20 ноября в 4 часа 30 минут начальник Генерального штаба Красной армии маршал Советского Союза Б.М. Шапошников от имени Ставки Верховного Главнокомандования передал генерал-лейтенанту Ф.Н. Ремизову категорическое указание: «Город Ростов должен быть удержан при всяких обстоятельствах. Драться до последнего бойца».

В течение всего дня 20 ноября упорные бои шли на окраинах Ростова и ближних подступах к нему, где части 343, 353-й и 31-й стрелковых дивизий, 230-й стрелковый полк НКВД и выдвинутая из резерва на северо-западную окраину города 347-я стрелковая дивизия с переменным успехом отражали атаки немецкой пехоты и танков. Как сообщал в своем докладе в Генеральный штаб командующий 56-й армией: «В сегодняшних боях потеряно большое количество материальной части: танков, артиллерии и три бронепоезда. Много смелых, храбрых командиров и политических работников дивизий погибло, есть потери и в управлении армии, руководившем боем во главе с Военным советом». К вечеру положение советских войск ухудшилось, бои велись по всему городу, особенно упорные у острова Зеленый, в районе наплавного и железнодорожного мостов. В ночь на 21 ноября был отдан приказ об отходе на левый берег Дона.

В то время, когда соединения 9-й и 56-й армий последовательно отражали удары противника на шахтинском и ростовском направлениях, советское Верховное Главнокомандование, главнокомандование юго-западного направления, возглавляемое маршалам Советского Союза С.К. Тимошенко, и командование Южного фронта готовили наступательную операцию. Главный удар в его полосе в направлении Большекрепинского должна была нанести вновь формируемая 37-я армия генерал-майора А.И. Лопатина. В нее вошли шесть стрелковых дивизий, три танковые бригады, восемь артиллерийских полков, два минометных дивизиона, три бронепоезда и три инженерных батальона. Их задача заключалась в том, чтобы разгромить группировку противника в районе Астахово, Миллерово, Аграфеновка и выйти на рубеж р. Тузлов. В дальнейшем планировалось отбросить его на р. Миус. К наступлению также привлекались часть сил 18-й и 9-й армий, кавалерийский корпус в составе двух кавалерийских дивизий.

Ввод в сражение 37-й армии намечалось осуществить в образовавшемся между 18-й и 9-й армиями разрыве. Этим командующий войсками фронта генерал-полковник Я.Т. Черевиченко решал одновременно две задачи. С одной стороны, усиливал наиболее угрожаемое к тому времени направление, а, с другой, создавал угрозу тылу втянувшихся в борьбу за Ростов главных сил немецкой 1-й танковой армии.

К исходу 16 ноября в исходном для наступления районе 37-й армии смогли сосредоточиться только четыре стрелковые дивизии и две танковые бригады (92 танка). Утром следующего дня после 30-минутной артиллерийской подготовки они перешли в наступление и почти беспрепятственно продвинулись к вечеру на 16-18 км. Однако уже 18 ноября советские войска встретили упорное сопротивление моторизованной дивизии СС «Викинг» и 16-й танковой дивизии врага.

Перелом наметился 20 ноября после ввода в сражение кавалерийского корпуса генерал-майора И.И. Хоруна, усиленного 71-й бригадой НКВД и 3-й танковой бригадой, а также улучшения погоды, что позволило активизировать действия авиации. Спустя сутки соединения ударной группы Южного фронта, нанеся большой урон 16-й танковой, 1-й горнострелковой дивизиям и моторизованной дивизии СС «Викинг», вышли на рубеж Дьяково, Миллерово, Родионово-Несветайское, а 22 и 23 ноября достигли р. Тузлов, в результате чего группировка противника в Ростове оказалась перед перспективой окружения. Поэтому его командование начало спешно перебрасывать из района города на угрожаемое направление, на р. Тузлов, части 13-й и 14-й танковых дивизий и тяжелую артиллерию, а из резерва – словацкую 1-ю моторизованную дивизию. Для непосредственной обороны Ростова выделялись только дивизия СС «Адольф Гитлер», запасный учебный полк и корпусной саперный батальон.

Утром 22 ноября Ставка ВГК направила генерал-полковнику Я.Т. Черевиченко директиву, в которой указала: «Противник, понеся большие потери, занял Ростов… Потеря Ростова не отменяет Вашу задачу удара по тылам Клейста, а, наоборот, усиливает необходимость занятия Вами Таганрога». Однако, вовремя осознав, что овладение Таганрогом не внесет принципиальных изменений в обстановку, Ставка через два дня приказала направить все силы ударной группы Южного фронта и 56-й отдельной армии на разгром ростовской группировки врага и освобождение Ростова.

Наступление на город с севера вели 9-я и 37-я армии, а с юга и юго-востока – 56-я отдельная армия. В ней создавались две группы – восточная и западная. Первая из них, под командованием генерал-майора А.А. Гречкина, в составе 353-й стрелковой, 64-й кавалерийской дивизий, батальона военно-политического училища имела задачу с утра 27 ноября ударом на Большой Лог, Орджоникидзе овладеть восточной окраиной Ростова. Во вторую (генерал-майор П.М. Козлов) вошли 31-я стрелковая дивизия, 13-я и 78-я стрелковые бригады, 62-я и 70-я кавалерийские дивизии. Эта группа должна была освободить западную окраину города. Кроме того, к его штурму привлекались 343-я стрелковая дивизия, Ростовский полк народного ополчения и 347-я стрелковая дивизия с 230-м полком НКВД.

Наступление 56-й армии протекало в очень сложной обстановке. Ростов стоит на крутом берегу и возвышается над противоположным берегом. Боевые порядки стрелковых соединений и частей просматривались противником на всю глубину. Особенно трудными условия были в районе станции Аксайская и на левом фланге армии, где долина реки и плавни представляли совершенно открытую равнину. Немецкие войска могли сосредоточить здесь огонь всех видов оружия. На отдельных высотах, в складках местности они разместили вкопанные в землю танки. Тщательно замаскированные огневые точки располагались в домах и других каменных зданиях. Кроме того, лед через Дон был еще тонким, в некоторых местах отошел от берега, что исключало возможность переправы по нему советскими войсками не только танков, но автомашин и артиллерии.


Освобождение Ростова от немецких захватчиков. 29 ноября 1941 г.

Штурм вражеских позиций начался ранним утром 27 ноября после артиллерийской подготовки. Действовавшая в составе западной группы 31-я стрелковая дивизия, продвигаясь под огнем через плавни и открытые участки местности, с трудом достигла Дона. С выходом ее частей на неокрепший лед реки по ним был сосредоточен огонь пулеметов, минометов и танков. Несмотря на большие потери и героические усилия личного состава, соединение в течение дня так и не смогло ворваться в Ростов. Лишь в ночь на 29 ноября передовые подразделения завязали бои на его западной окраине (в районе Красный Город – Сад), перерезали шоссе Ростов – Таганрог и вынудили противника оставить под угрозой окружения занимаемые рубежи. Тогда же в город севера и северо-востока вошли части 9-й армии.

Основная тяжесть уличных боев в Ростове выпала на долю 347-й и 343-й стрелковых дивизий комдива И.Е. Давидовского и полковника П.П. Чувашева с приданными им 230-м полком НКВД и Ростовским стрелковым полком народного ополчения. Как отмечалось в Журнале боевых действий Южного фронта: «Через полыньи Дона, по льду, по открытой местности под непрерывным огневым шквалом, проявляя героизм, мужество и отвагу, шли доблестные части Красной Армии на штурм Ростова. И впереди наступающих, прокладывая дорогу на баррикадах, славный 230-й полк НКВД под командованием подполковника Демина, во главе с комиссаром полка батальонным комиссаром товарищем Школьниковым. В авангарде шел и полк народного ополчения под командой командира полка товарища Варфоломеева, комиссара полка товарища Штахановского… 320-й полк НКВД и полк народного ополчения первыми ворвались в город и до окончательного овладения городом действовали в авангарде двух дивизий».

Одновременно с боями непосредственно в Ростове, соединения 37-й армии стремились развить наступление в западном направлении. 27 ноября они форсировали р. Тузлов, а 2 декабря передовыми частями вышли к р. Миус. Но к тому времени немецкому командованию уже удалось отвести сюда оставшиеся силы 1-й танковой армии. Танковые и моторизованные части врага, используя удары авиации и обладая преимуществом в подвижности, смогли избежать окружения и выиграли время для организации обороны на этом естественном рубеже.

Тем не менее, генеральный штаб вермахта вынужден был признать, что 1-я танковая армия отброшена от Ростова с большими потерями: около 30 тыс. человек, 80 самолетов, 275 танков, свыше 350 орудий. «Ростовские ворота» на Кавказ, о захвате которых мечтал А. Гитлер, оказались надежно закрытыми советскими войсками до лета 1942 г. Как справедливо отмечал немецкий историк-исследователь П. Карель: «Отступление хотя и не являлось катастрофой, стало все же первым откатом с начала войны… Ничего не могло прикрыть того факта, что немецкая армия на Востоке понесла первое крупное поражение». С другой стороны, одержанная Красной армией под Ростовом победа, наряду с оперативными результатами, имела огромное политическое и моральное значение. Она вселила уверенность командирам и бойцам в неизбежность разгрома противника, показала всему миру способность советского народа противостоять агрессору.

Валерий Абатуров,
ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского
института военной истории Военной академии
Генерального штаба ВС РФ, кандидат исторических наук

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false