Карта сайта

70 лет назад, 2 мая 1945 г. во время Второй мировой войны советские войска овладели столицей Германии Берлином

Взятие Берлина советскими войсками в 1945 году явилось завершающим событием Берлинской стратегической наступательной операции, в ходе которой советское командование планировало разгромить основные силы немецких групп армий «Висла» и «Центр», овладеть столицей гитлеровского Третьего рейха, выйти на р. Эльба и соединиться с наступавшими с запада союзниками СССР по антигитлеровской коалиции.

С самого начала войны Германии против СССР подавляющее большинство советских людей верило в то, что враг будет изгнан с родной земли, Красная армия возьмёт Берлин и уничтожит фашизм. Уже с конца 1944 года, несмотря на то, что часть Европы всё ещё оставались под господством гитлеровского Третьего рейха, все фронтовые дорожные указатели отсчитывали, сколько километров оставалось до Берлина. «Добить фашистского зверя в его логове» – таково было общее мнение в СССР и пострадавшей от фашизма Европе.

Англо-американские войска, наступавшие с запада, к середине апреля располагались в 100–120 км от Берлина, но надеялись при «благоприятной обстановке» занять его до подхода советских войск.

Вермахтом был создан Берлинский оборонительный район, состоявший из трёх оборонительных обводов – внешнего, внутреннего и собственно городского. Руководил обороной Берлина, специально созданный для этого штаб, который привлек для оборонных работ в городе свыше 200 тыс. человек. На улицах города строились баррикады и бетонированные сооружения, устанавливались противотанковые заграждения, устраивались завалы, окна домов укреплялись мешками с песком, превращались в бойницы. Штаб обороны требовал от населения участвовать в боях против советских войск на улицах, в домах, под землей – в метро, в подземной канализационной сети.

Фашистский союз молодежи «Гитлерюгенд», большую часть которого составляли подростки, формировал отряды для борьбы с танками. Вооруженные фаустпатронами курсанты и обслуживающий персонал всех военных школ были поставлены на защиту города. Из горожан были сформированы почти 200 батальонов фольксштурма (немецкого ополчения), для чего в городе проводилась поголовная мобилизация мужского населения от 15 и до 65 лет включительно. Гарнизон Берлина насчитывал более 200 тыс. человек. В городе были сосредоточены полицейские и эсэсовские части. С целью укрепления дисциплины команды СС начали патрулировать городские кварталы, а при обнаружении уклонистов они расстреливали их без долгих разбирательств.

Свыше 600 зенитных орудий крупного и среднего калибра были поставлены на оборону города. В качестве огневых точек использовались так же танки, находившиеся в ремонте, но имевшие исправное артиллерийское вооружение, их закапывали в землю на перекрестках улиц, у железнодорожных мостов. Отдельные эсэсовские полки и батальоны, которые возглавлял генерал-майор войск СС В. Монке, были стянуты в центр города для обороны «особого» сектора, где располагались правительственные учреждения. Немецкое командование рассчитывало заставить войска Красной армии «прогрызать» рубежи обороны с огромными потерями, рассчитывая обескровить их, вынудить отступить от Берлина так, как в 1941 году отступили из-под Москвы сами немцы.

К 20 апреля в полосах наступающих фронтов сложились благоприятные условия для взятия Берлина. В штурме города участвовали войска 1-го Белорусского (Маршал Советского Союза Г.К. Жуков) и 1-го Украинского (Маршал Советского Союза И.С. Конев) фронтов. Им противостояли войска немецких 9-й полевой, 3-й и 4-й танковых армий.

20 апреля в 13 ч 50 мин дальнобойная артиллерия 79-го стрелкового корпуса (генерал-майор С.Н. Переверткин) 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта первой открыла огонь по Берлину, положив начало штурму столицы Германии. На снарядах, которыми артиллеристы обстреливали Берлин, были размещены надписи: «По Гитлеру!», «По фашистам в Берлине!», «За Сталинград, Донбасс, за Украину, за сирот и вдов. За слезы матерей!», «За Москву и Ленинград!» и другие. На следующий день, 21 апреля части 3-й ударной, 2-й гвардейской танковой и 47-й армий прорвались на окраины Берлина и завязали бои в городе. 8-й гвардейская общевойсковая и 1-й гвардейская танковая армии к исходу 21 апреля также вклинились в городской оборонительный обвод. В целях лучшего взаимодействия в условиях крупного города 1-й и 2-й гвардейские танковые армии использовались совместно с общевойсковыми армиями. Военный совет фронта обратился к войскам с призывом, оказывая взаимную помощь и поддержку друг другу согласованными действиями всех родов войск, смести все преграды и водрузить Красное знамя над Берлином.

Войска 1-го Украинского фронта 19 и 20 апреля, совершив стремительный маневр по охвату франкфуртско-губенской группировки противника, вышли к Берлину с южного и юго-западного направлений. 21 апреля части 3-й гвардейской танковой армии ворвались на южную окраину Берлина. 4-я гвардейская танковая армия вышла на южные подступы к Потсдаму. Используя успех танковых армий, общевойсковые армии ударной группировки фронта быстро продвигались на северо-запад.

Немецкое командование прилагало все усилия, чтобы не допустить окружения Берлина. 22 апреля в Имперской канцелярии состоялось последнее оперативное совещание, на котором присутствовали В. Кейтель, А. Йодль, М. Борман, Г. Кребс и другие. Гитлер согласился с предложением Йодля перебросить против советских войск с Западного фронта 12-ю армию (генерал танковых войск В. Венк). Командованию было приказано развернуть армию фронтом на восток и двигаться на Потсдам, Берлин на соединение с немецкой 9-й армией. Одновременно действующая севернее Берлина армейская группа (генерал войск СС Ф. Штейнер) должна была остановить войска Красной армии, обходившие Берлин с севера. Они предпринимали несколько попыток выйти на соединение с 12-й армией, которая в свою очередь пыталась пробиться к ним, преодолев сопротивление войск 1-го Украинского фронта.

25 апреля наступавшие войска 2-й гвардейской танковой армии 1-го Белорусского фронта встретились западнее Берлина в районе Кетцина с частями 4-й гвардейской танковой армии 1-го Украинского фронта, завершив тем самым окружение Берлина.

Как подчеркнул в своих «Воспоминаниях и размышлениях» командующий 1-м Белорусским фронтом Г.К. Жуков, советское командование противопоставило заранее подготовленной гитлеровцами план обороне Берлина с его секторами, районами и участками свой детально разработанный план наступления с тщательно продуманной системой городских боев. Большое внимание уделялось тому, чтобы офицеры ни на минуту не теряли руководства боем, поддерживалась инициатива воинов, их находчивость. Каждой армии, штурмовавшей Берлин, заранее были определены полосы наступления. Частям и подразделениям давались конкретные объекты – районы, улицы, площади. Под уничтожающий огонь артиллерии и авиации были взяты основные объекты города. Задача уличных боев в Берлине заключалась в том, чтобы лишить врага возможности собрать свои силы в кулак, разделить гарнизон на отдельные части и уничтожить их.

Основу боевых порядков стрелковых и танковых частей в период боев в городе составили штурмовые отряды и группы. В ходе сражения боевые порядки войск Красной армии были эшелонированы в глубину: днем действовали войска 1-го эшелона, ночью – 2-го. Бóльшая часть артиллерии, включавшая 152-мм и 203-мм орудия, придавалась стрелковым подразделениям для ведения огня прямой наводкой. Танки действовали как в составе стрелковых соединений, так и в составе танковых корпусов и армий, оперативно подчиняясь командованию общевойсковыми армиями или же действуя в своей полосе наступления. Попытки применять танки самостоятельно приводили к их большим потерям от огня артиллерии противника и фаустпатронов. В этой связи главная роль отводилась специально созданным для боев в городе отрядам, составленным из стрелков, саперов, огнеметчиков, артиллерии, танков, самоходно-артиллерийских установок.

Продвижение советских войск было стремительным. В отдельные дни наступления удавалось очистить от врага до 300 кварталов, несмотря на то, что каждую улицу и каждый дом приходилось штурмовать. Бойцы рвались вперед, проявляя массовый героизм, шли в атаки на сильно укрепленные объекты, смело и организованно под минометным огнем врага на катерах Днепровской флотилии форсировали неприступные берега Шпрее и берлинские каналы. Рукопашные схватки завязывались в зданиях, тоннелях метро, подземных коммуникациях. Ближе к центральной части города, где сосредоточились главные военно-политические и финансовые учреждения страны опорных пунктов обороны немцев становилось больше, а их сопротивление резко усиливалось, ожесточение борьбы нарастало. Многоэтажные здания, массивные стены, бомбоубежища и казематы, связанные между собой подземными ходами, туннелями метро и подземной канализационной сети играли в обороне немцев особую роль. Со зданий немцы прочно контролировали окружающее пространство улиц и площадей, а по подземным ходам они могли выходить из одного квартала в другой и появляться в тылу советских войск. Министерские здания в центре Берлина были почти неприступными, каждый дом здесь защищал гарнизон, часто силой до батальона. Поэтому перед атакой здания штурмовой отряд разделялся на две группы. Первая под прикрытием орудийного огня врывалась в здание, блокировала выходы и подвальные помещения, где гитлеровцы укрывались во время артподготовки, затем уничтожала их гранатами и бутылками с горючей жидкостью. Вторая – очищала верхние этажи от автоматчиков и снайперов. Все усилия воинов были направлены на то, чтобы не дать возможности отходящему к центру противнику организовать оборону в новых опорных пунктах. Специфические условия ведения боевых действий в крупном городе обусловили ряд особенностей в использовании родов войск. Так, в дивизиях и корпусах создавались артиллерийские группы разрушения, а в общевойсковых армиях – группы дальнего действия.

В связи с тем, что в период штурма Берлин был окутан дымом, массированное использование бомбардировочной авиации часто затруднялось. Наиболее мощные удары по военным объектам в городе авиация нанесла 25 апреля и 26 апреля. В этих ударах участвовало более двух тысяч самолетов. Благодаря советским летчикам 16-й воздушной армии и зенитчикам после 28 апреля блокированный гарнизон Берлина уже не мог получать помощь продовольствием, боеприпасами извне. Советские самолеты, постоянно патрулировавшие над Берлином, сбивали немецкие транспортные самолеты еще на подлете к городу или уничтожались зенитной артиллерией.

5-я ударная армия (генерал-полковник Н.Э. Берзарин), начавшая 24 апреля бои за овладение кварталом правительственных зданий, в том числе Имперской канцелярией, где находилась ставка Гитлера, была усилена 11-м танковым корпусом (генерал-майор И.И. Ющук). На первом этапе армия должна была взять сильно укрепленное здание вокзала в центре города и форсировать реку Шпрее с ее высокими бетонными берегами. В ночь на 25 апреля войска, ведя ожесточённые бои, успешно продвинулись к площади Александерплац, к дворцу кайзера Вильгельма, берлинской ратуше, Имперской канцелярии. Быстрый успех, который был достигнут в боях за центр города, явился следствием умелой организации взаимодействия между всеми наступавшими войсками.

29 апреля начались бои за берлинскую ратушу. Наступавшие 1008-й (полковник В.И. Борисов) и 1010-й (полковник М.Ф. Загородский) стрелковые полки 266-й стрелковой дивизии встретил такой шквал огня противника, что продвижение по улице становилось просто невозможным. Тогда было принято решение пробиваться к ратуше, через проломы в стенах зданий, сделанные с помощью взрывчатки. Несмотря на огонь врага, саперы успевали закладывать тол и взрывать стены домов, а под прикрытием дыма от взрыва в проходы бросались штурмовые группы и в рукопашной схватке с гитлеровцами очищали здания, прилегающие к ратуше. Ворвавшиеся в разбитые артиллерией тяжелые железные двери ратуши бойцы, закидали ее коридоры ручными гранатами, с боем освобождая каждую комнату. Младший лейтенант К.Г. Громов (1008-й стрелковый полк), сбросив на мостовую фашистский флаг, водрузил над ратушей Красное знамя.

30 апреля 79-й стрелковый корпус 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта начал бои за рейхстаг. В тот же день берлинская группировка была расчленена на 4 изолированные части. Ночью захватив мост Мольтке, части корпуса овладели крупным узлом сопротивления – зданием, где размещалось министерство внутренних дел фашистской Германии и швейцарское посольство и вышли непосредственно к рейхстагу. Только к вечеру этого дня, после многократных атак части 150-й стрелковой дивизии (генерал-майор В.М. Шатилов) и 171-й стрелковой дивизии (полковник А.И. Негода), преодолев упорное сопротивление врага, ворвались в здание рейхстага. Непосредственно в штурме участвовали 756-й (полковник З.Н. Зинченко), 674-й (подполковник А.Д. Плеходанов) и 380-й (майор В.Д. Шаталин) стрелковые полки. Их поддерживала 23-я танковая бригада (полковник С.В. Кузнецов).

В ночь на 1 мая разгорелась яростная борьба внутри рейхстага. Бои шли за каждый этаж, на лестницах и в коридорах происходили рукопашные схватки. Штурмующие бойцы метр за метром, комнату за комнатой очищали здание от фашистов. По мере овладения рейхстагом в разных его местах советские воины водружали знамена и флаги. При штурме особенно отличились солдаты и офицеры стрелковых батальонов под командованием капитанов С.А. Неустроева, В.И. Давыдова и старшего лейтенанта К.Я. Самсонова, танковых батальонов – майора И.Л. Ярцева и капитана С.В. Красовского, а также отдельные группы – под командованием М.М. Бондаря, капитана В.Н. Макова и лейтенанта Р. Кошкарбаева. В ночь на 1 мая на куполе поверженного рейхстага взвилось красное Знамя Победы. Его водрузили разведчики 756-го стрелкового полка сержант М.А. Егоров и младший сержант М.В. Кантария во главе с заместителем командира батальона по политчасти лейтенантом А.П. Берестом под прикрытием автоматчиков из роты И.Я. Саянова. Бои за рейхстаг продолжались до утра 1 мая, а отдельные группы фашистов, засевшие в подвальных помещениях, продолжали сопротивляться до утра 2 мая.

Штурм рейхстага явился завершающим событием битвы за Берлин. В то время как в горевшем здании шли ожесточенные бои, фюрер Германии А. Гитлер покончил жизнь самоубийством в своем подземном бункере. К 15 часам 2 мая сопротивление немцев в Берлине полностью прекратилось, остатки берлинского гарнизона (135 тыс. человек) во главе с его командующим генералом артиллерии Г. Вейдлингом сдались в плен.

Президиум Верховного Совета СССР учредил медаль «За взятие Берлина», которой были награждены более 1082 тысяч солдат и офицеров, 187 частям и соединениям Красной армии, наиболее отличившимся при штурме Берлина, присвоено почётное наименование «Берлинские». Более 600 участников штурма удостоены звания Героя Советского Союза.

Взятие Берлина войсками Красной армии означало для советских людей событие огромной исторической значимости – победу справедливости над величайшим злом – фашизмом и завершение Великой Отечественной войны, для людей всего мира – разгром нацистской Германии и окончание военных действий Второй мировой войны в Европе.

Старший научный сотрудник
Научно-исследовательского института
(военной истории) ВАГШ ВС РФ
Бормотова В.И.

Наверх
ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false