Карта сайта

70 лет назад (1945 г.) советские войска овладели столицей Восточной Пруссии — г. Кёнигсберг

Областной центр самого западного российского региона – г. Калининград, ранее являвшийся немецким городом-крепостью Кёнигсберг, в годы Второй мировой войны стал ареной ожесточенных и кровопролитных боев. В целях ликвидации кёнигсбергской группировки противника и овладения столицей Восточной Пруссии командованием Красной армии в период с 6 по 9 апреля 1945 г. была проведена Кёнигсбергская наступательная операция войск 3-го Белорусского фронта (Маршал Советского Союза А.М. Василевский) во взаимодействии с Балтийским флотом (адмирал В.Ф. Трибуц).

Город-крепость Кёнигсберг. Войска фронта впервые столкнулись с таким укреплением, как современная крепость и крупный немецкий город одновременно. Территория Кёнигсберга составляла около 200 кв. км и представляла собой сложную систему различных фортификационных сооружений, которые в комбинации с многочисленными каменными постройками предместий самого города обеспечивали возможность ведения длительной обороны. Существовало 3 кольца обороны. Первое – в 6–8 км от центра города, состояло из траншей, противотанкового рва, проволочных заграждений, минных полей. На этом кольце располагалось 15 фортов, построенных к 1882 г., с гарнизонами в 150–200 чел. каждый, при 12–15 орудиях. Второе кольцо обороны проходило по окраинам города и состояло из каменных зданий, баррикад, огневых точек на перекрестках и минных заграждений. Третье кольцо, в центре города, состояло из 9 бастионов, башен и равелинов, сооруженных в XVII в. и перестроенных в 1843–1873 гг.

Обучение немецкого населения города, мобилизованного лишь в середине января 1945 г., изготовление лафетов для орудий и установка вооружения были прерваны в результате первого окружения Кёнигсберга войсками Красной армии в феврале, так как все силы были брошены на оборонительные работы на фронте. В декабре 1944 г. и в январе 1945 г. на строительство укреплений по внутреннему обводу было занято 8000 чел., из них одна треть – фольксштурмовцев. Остальную часть составляли иностранные рабочие различных предприятий города. Кроме того, в течение 3 недель на строительство укреплений привлекались 800–1000 солдат. Когда Кёнигсберг оказался окруженным, дальнейшее оборудование внутреннего обвода, ставшего передним краем, проводилось силами дивизий, оборонявших город. Но, ввиду недостатка рабочей силы и времени, значительных трудностей, связанных с затоплением местности, на внутреннем обводе города к началу наступления были готовы только противотанковый ров и одна траншея, а на других позициях – только лишь траншеи. Оборудование центра города (по линии старой городской черты), представляющего собой четвертую позицию, производилось силами 8 батальонов фольксштурма и 2300 иностранных рабочих. Позднее для подготовки центра города к обороне были приданы также 2 полицейских полка. Строительство укреплений в центре города находилось лишь в стадии развертывания, так как часть сил рабочих использовалась для укрепления подвалов домов в качестве укрытий и складов. Одновременно крепостным саперным батальоном и саперной железнодорожной ротой все мосты были подготовлены для взрыва.

Как видно из изложенного, немецкое командование всеми силами стремилось в возможно более короткий срок подготовить крепость к длительной обороне. Общая протяженность линии внешнего обвода (пояса) крепости определялась в 50 км. Диаметр был равен 15 км. Несмотря на трудности строительства, немцы все же успели построить противотанковый ров в полосе внешнего обвода общей протяженностью 48 км, многочисленные траншеи, плотность которых составляла 12–15 км траншей на 1 км фронта (на некоторых участках, в частности северном и южном, траншеи располагались в 6–7 линий), а также приспособить к обороне каменные постройки и забаррикадировать улицы. Объем проведенных работ в городе позволяет сделать вывод: основу крепости все же составляли полевые укрепления, а не старые форты, входившие в общую систему обороны лишь как ее элементы, связывавшие ее воедино. Учитывая, что противник возлагал большие надежды на удержание города в своих руках, следует отметить, что такая крепость, как Кёнигсберг, являлась серьезным препятствием для наступающих войск Красной армии, тем более что ее гарнизон составлял более 100 тыс. чел.

Общая обстановка к началу операции. Ликвидация немецкой группировки юго-западнее Кёнигсберга позволила командованию Красной армии сосредоточить все усилия непосредственно против города-крепости и ее гарнизона. Линия фронта, проходившая полукольцом вокруг города, давала большие преимущества наступающим. Они могли наносить концентрические удары по сходящимся направлениям из любой точки фронта. Однако наиболее выгодным вариантом являлся тот, который давал возможность нанесения ударов с северо-запада и юго-запада, т.е. с глубоких флангов и тыла крепости. В этом случае большая часть укреплений крепости, обращенных на восток и юго-восток, оставалась обреченной на бездействие, гарнизон подвергался удару по наиболее чувствительному месту – тылу, и в то же время имелась возможность при успешных действиях быстро замкнуть кольцо окружения западнее города.

Эти соображения легли в основу решения командования Красной армии, которое еще до штурма города-крепости приступило к перегруппировке своих войск. Сокращение линии фронта юго-западнее Кёнигсберга давало возможность уже в начале марта вывести часть сил во второй эшелон для последующего использования на кёнигсбергском направлении. Для этой цели была выделена 50-я армия (генерал-лейтенант Ф.П. Озеров). Марш армии был организован в соответствии с требованиями уставов и реальной обстановки. Штабы соединений и частей двигались в головах колонны главных сил. Велась разведка, была организована противовоздушная оборона как на марше, так и в районах дневок и больших привалов. Маршруты движения обеспечивались офицерскими постами регулирования, указками и маяками. К 29 марта 1945 г. 50-я армия была перегруппирована на новое направление и заняла исходное положение для наступления на Кёнигсберг.

Также для этой же цели была перегруппирована в течение трех ночных переходов и 2-я гвардейская армия. Позже – и 5-я армия, которая высвободилась после уничтожения противника юго-западнее Кёнигсберга. Такая рокировка группы армий к правому флангу фронта была совершена в Восточной Пруссии впервые. Хорошая организация маршей, незначительная активность авиации противника и отличные дороги обеспечили выполнение марш-маневра войск в назначенные сроки, несмотря на неблагоприятные метеорологические условия. Все это способствовало созданию мощной группировки для штурма Кёнигсберга.

Учитывая особенности предстоящих боев за крепость, заблаговременно был предпринят ряд мер, и прежде всего, в подготовке войск. Например, были сформированы специальные штурмовые группы и отряды, достаточно самостоятельные, для захвата оборонительных сооружений противника. Каждая штурмовая группа состояла из стрелковой роты, взвода саперов, отделения огнемётчиков, отделения химиков. Группа поддерживалась батареей гаубичного полка. Штурмовой отряд составляли: 1–2 стрелковые роты, пулеметная рота, взвод полковой артиллерии, батарея 120-мм минометов, саперная рота, взвод огнемётчиков. Отряд поддерживался 1–2 дивизионами артиллерийского полка.

Кроме того, учитывая низкую укомплектованность стрелковых частей, командование Красной армии широко привлекало авиацию под руководством Главного маршала авиации А.А. Новикова, тем более что территория предстоящих действий была сравнительно небольшой и давала возможность массированного применения воздушных сил по хорошо видимой цели. Подготовка операции проходила заблаговременно и скрытно. Начиная с марта войска, находившиеся вокруг Кёнигсберга (Земландская оперативная группа войск под командованием генерала армии И.Х Баграмяна), тренировались в преодолении различных укреплений и ведении уличных боев. Со штабами и командованием проводились занятия на местности с отработкой возможных вариантов действий войск. Особое внимание уделялось вопросам взаимодействия между стрелковыми и специальными подразделениями. Заблаговременная аэрофоторазведка выявила все укрепления противника, которые в крупных планах были доведены до войск. 5 апреля 1945 г. вся подготовка к штурму Кёнигсберга была закончена.

Боевые действия. 6 апреля в 12.00 после полуторачасовой артиллерийской подготовки, при поддержке мощных ударов авиации 39, 43, 50 и 11-я гвардейская армии начали штурм укреплений внешнего обвода города-крепости Кёнигсберг. Противник, опираясь на развитую систему долговременных и полевых укреплений и используя в качестве опорных пунктов заранее приспособленные к обороне каменные строения города, оказывал ожесточенное сопротивление, а на ряде участков предпринимал настойчивые контратаки. Действия войск в этот день развертывались следующим образом. 39-я армия (генерал-лейтенант И.И. Людников), нанося удар в южном направлении, прорвала оборону противника на участке Лазеркайм, Эмилиенхоф и с упорными боями продвинулась до 4 км, овладев опорными пунктами Рагиттен, Прайль, Лендорф, Варглиетен, Эмилиенхов, Рабляттен, и перерезала железную дорогу Кёнигсберг – Пиллау в районе восточнее ст. Зеераппен.

43-я армия (генерал-лейтенант А.П. Белобородов) атаковала укрепления внешнего обвода Кёнигсберга между опорными пунктами Тренк и Танненвальде, прикрывающие город с северо-запада и в результате напряженного дневного боя, продвинулась на 3 км, овладев фортами севернее Шарлоттенбург, Вальдгартен, Вильки, и очистила от противника 20 кварталов на северо-западной окраине города.

50-я армия, сосредоточив усилия на своем правом фланге, наступала на Кёнигсберг с северо-запада и с севера. Преодолевая сильный огонь противника из фортов, каменных построек и отразив ряд его контратак, части армии продвинулись на 2 км, овладели фортом западнее Байдриттен и очистили от врага 39 кварталов на северо-западной окраине города.

В результате первый день штурма имел определенный успех. Противник не смог сдержать удара войск Красной армии и вынужден был сдать свои передовые позиции, прикрывавшие непосредственные подступы к городу. Это позволило командованию сосредоточить дальнейшие усилия на участках прорыва и окончательно уточнить характер действий своих войск. Личный состав полков и дивизий еще увереннее стал атаковать противника.

Второй день наступления, 7 апреля, был характерен тем, что войска фронта включились в непосредственные уличные бои в городе. Штурмовые отряды, специально сформированные для действий в городе, играли в этот день ведущую роль. Блокируя отдельные здания и кварталы, они шаг за шагом продвигались вперед, уничтожая отдельные группы противника. 130 захваченных кварталов города в его северо-западной, северной и южной частях – таков был итог боя за день. Кроме того, в ходе наступления были взяты 3 форта, артиллерийский завод «Остверке», машиностроительный завод, завод металлических конструкций, главная сортировочная железно-дорожная станция и железнодорожные мастерские. Продвижение войск в этот день составляло 1–3,5 км в районе города и 1–1,5 км – северо-западнее его, где были взяты такие опорные пункты, как Ауэрхоф, Настренен, Куменен, Прилаккен, Лазеркайм. Сопротивление противника было отчаянным. В течение дня он предпринял 35 контратак, причем значительная их часть была произведена в самом городе против войск 43-й армии.

Положение армий к исходу дня было следующее. 2-я гвардейская армия силами 60-го стрелкового корпуса овладела Ауэрхофом, вышла на р. Тиренбергер-Мюленфлис и частью сил форсировала ее южнее Койенен, овладев на западном берегу развилкой шоссе южнее этого пункта.

5-я армия, наступавшая в направлении на Крагау, преодолела 2 линии траншей и овладела опорными пунктами Настренен, Куменен, Прилаккен.

43-я армия, продолжая штурм укреплений в северо-западной части города, в результате ночного и дневного боя, овладела фортом западнее Вальдгартен, Гросс Фридрихсберг, Клайн Ратхов и очистила от противника 15 кварталов, отбив при этом 15 контратак.

50-я армия, сосредоточив усилия на правом фланге, вела успешные уличные бои, в результате которых овладела 15 кварталами и опорным пунктом Байдриттен.

11-я гвардейская армия (генерал-полковник К.Н. Галицкий) продолжала успешный штурм укреплений в южной части города, в результате которого овладела 2 фортами (1 км северо-восточнее Альтенберг, южнее Зелигенфельд) и пригородами Шенфлис, Шпайхерсдорф, Понарт, Шпандинен, Шенбуш, до 100 кварталами, а также несколькими промышленными предприятиями. На левом фланге наступающие части очистили от противника побережье залива Фришес-Хафф на участке Гросс Каршауэр Визенхаус, Хайде Маулен.

Значительную помощь наземным войскам оказала в этот день авиация. 1-я воздушная армия (генерал-полковник Т.Т. Хрюкин) произвела 2613 самолёто-вылетов, 3-я (генерал-полковник Н.Ф. Папивин)  – 1025; 4, 15, 18-я воздушные армии, действовавшие в интересах фронта, – 799. Более 50% всех самолёто-вылетов приходилось на бомбардировочно-штурмовые действия. Тесное взаимодействие пехоты, артиллерии, танков и авиации обеспечило высокий подъем духа в войсках. Сложность управлениями частями и подразделениями в условиях большого города не повлияла на ход боя, и войска продолжили штурм укреплений противника в таком же темпе и на следующий день.

Немецкое командование надеялось, что с помощью фортов войска Красной армии будут остановлены и в город не войдут. Однако оно, по-видимому, не учло силу воздействия артиллерийских ударов на них с земли и бомбовых с воздуха, в результате которых отдельные гарнизоны фортов были вынуждены уже в ходе боя капитулировать. Таким гарнизоном, например, оказался гарнизон форта № 5-а Линдорф, капитуляция которого произошла следующим образом. В течение 6 апреля гарнизон этого форта, блокированный войсками 43-й армии, оказывал сильное огневое сопротивление. Вечером в этот же день по инициативе командира 13-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-лейтенанта А.И. Лопатина в форт были направлены 2 пленных немецких солдата с письменным предложением о сдаче. Комендант гарнизона форта лейтенант Брикс, выслушав условия капитуляции, гарантировавшие сохранение жизни, личных вещей, обеспечение медицинской помощью раненых, питания и возвращение на родину после войны, принял их. В ночь на 7 апреля гарнизон форта в составе 4 офицеров и 126 солдат сложил оружие и сдался в плен. На его вооружении имелось 11 ручных пулеметов, 4 миномета, 2 50-мм пушки, карабины. 40 сдавшихся солдат были затем отправлены в центр города для агитации среди немцев о прекращении бессмысленного кровопролития.

8 апреля противник продолжал вести ожесточенные оборонительные бои за каждый квартал и дом в Кёнигсберге, предпринимая неоднократные контратаки против наступающих. Сломив упорное сопротивление врага на внутреннем обводе крепости, к вечеру войска Красной армии овладели западной, северо-западной и южной частями города. При этом части 11-й гвардейской и 43-й армий соединились севернее станции Прегель и тем самым замкнули кольцо окружения города, изолировав кёнигсбергский гарнизон противника от группы его войск, действовавших на Земландском полуострове. В ходе боя наши части полностью овладели портом и железнодорожным узлом Кёнигсберг, а также рядом важных военно-промышленных объектов: машиностроительным заводом «Берштейн», газовым заводом, электростанцией, заводом «Тиссен», вагоностроительными мастерскими, целлюлозной фабрикой, химическим заводом «Унион», судостроительной верфью, очистили от врага 300 кварталов и захватили 4 форта.

Одновременно правофланговые армии вели напряженные наступательные бои по уничтожению противника в юго-западной части Земландского полуострова, где за день боя продвинулись до 2 км и овладели рядом опорных пунктов, несмотря на то что северо-западнее Кёнигсберга противник бросал в контратаки группы силой от роты до полка пехоты с 5–20 танками и САУ. Так, например, против 2-й гвардейской армии он предпринял 13 контратак, против 5-й армии – 5, против 39-й – 12. Однако непосредственно в городе в этот день враг контратаки почти не предпринимал, ограничиваясь ведением огня из зданий. В этот же день авиация нанесла наиболее мощный удар как по городу, так и по группировке противника на Земландском полуострове. 1-я воздушная армия, например, произвела 2994 самолёто-вылета (из них 1124 – на бомбардировочно-штурмовые действия), 3-я воздушная армия – 1444 (623 на бомбардировочно-штурмовые действия). Кроме того, частями 4, 15 и 18-й воздушных армий в интересах фронта было произведено около 1000 самолёто-вылетов, а всего за 8 апреля авиация сделала 6077 самолёто-вылетов. Как выяснилось впоследствии, этот удар авиации во многом способствовал не только резкому увеличению материальных и людских потерь противника, но и в значительной степени воздействовал на его моральное состояние.

Последний день штурма, 9 апреля, был самым напряженным. Несмотря на то что кольцо окружения противника было плотно замкнуто войсками Красной армии, он продолжал яростно сопротивляться. Однако нарастающий удар штурмующих не дал возможности врагу удерживать свои позиции длительное время. Неся громадные потери в людях и технике, он постепенно стягивался к центру и восточной части города, где надеялся продолжать сопротивление. О масштабе боев в городе можно было судить по показателям потерь противника. В этот день было уничтожено свыше 10 000 немецких солдат и офицеров, до 300 орудий разных калибров, 173 миномета, 377 пулеметов, 480 автомашин.

Было пленено и захвачено свыше 2700 солдат и офицеров, 340 орудий, 285 минометов, до 1800 пулеметов, свыше 16 000 винтовок и автоматов, 770 автомашин, 200 паровозов, 6000 вагонов, более 100 складов, 80 барж и катеров, 10 разных судов. Если учесть, что штурм города продолжался 4-й день и что противник за это время потерял уничтоженными до 35 000 солдат и офицеров, до 100 танков и самоходных орудий, 560 орудий разных калибров, 438 минометов, 1160 пулеметов, 120 самолетов; захваченными – свыше 4500 солдат и офицеров, 25 танков и самоходных орудий, 1160 орудий разных калибров, 440 минометов, 2600 пулеметов, свыше 30 000 винтовок и автоматов, 1200 автомашин, 378 паровозов, 2 бронепоезда, 13 170 вагонов, 165 разных складов и другого имущества, то станет очевидным, что враг вряд ли мог в дальнейшем противопоставить удару советских войск что-либо серьезное.

Стечение крайне «неблагоприятных» для противника обстоятельств: непрекращающееся наступление войск Красной армии, мощные удары авиации и громадные потери – все это коренным образом повлияло на дальнейшие действия командования города-крепости Кёнигсберг и ее гарнизона, который, несмотря на ожесточенное сопротивление в течение дня шквальным огнем из автоматического оружия и минометов, к исходу суток все же был разгромлен и, будучи рассеченным на отдельные группы, вынужден капитулировать. Это явилось следствием одновременного удара с северо-запада, севера и юга 43, 50 и 11-й гвардейской армий, части которых к исходу суток заканчивали ликвидацию отдельных изолированных очагов сопротивления в центре города.

10 апреля была произведена очистка Кёнигсберга от оставшихся разрозненных групп противника и организована охрана военно-промышленных объектов. Причем в этот день пленено и захвачено 46 800 солдат и офицеров, 64 танка и самоходных орудия, 100 бронетранспортеров, 863 орудия разных калибров, 1212 минометов, 1873 пулемета, 37 897 винтовок и автоматов, 7363 автомашины, 137 тракторов, 396 паровозов, склады, баржи, катера и др. Одновременно части приводили себя в порядок, а 2-я гвардейская, 5-я и 39-я армии производили перегруппировку для дальнейших действий в западной части Земландского полуострова, где в этот день были захвачены опорные пункты противника Метгетен, Модиттен, Гросс Хольштайн.

Итоги операции. Немецкая группа войск, оборонявшая Кёнигсберг, сначала была отрезана от 4-й армии, действовавшей на Земландском полуострове, а затем уничтожена. Всего было разгромлено: 5 пехотных дивизий (56, 69, 367, 548-я и части 54-й); 14 отдельных полков (1-й и 2-й крепостные, 61-й запасный авиационный, 75-й охранный, 412-й пехотный,  1-й полицейский и др.); 2 артполка РГК (2-й крепостной, 128-й учебный); 4 зенитных артполка; 4 артдивизиона РГК; 13 зенитных артдивизионов; 2 прожекторных дивизиона; 9 пехотных батальонов (полицейские, ландверные, пограничные и др.); 11 пулеметных крепостных батальонов; 19 саперно-строительных батальонов; 19 батальонов фольксштурма; 10 отдельных рот и батарей. При этом уничтожено 41 915 и захвачено в плен 91 853 гитлеровца, в т.ч. 1819 офицеров и 4 генерала (2 были уничтожены – командир 548-й пехотной дивизии генерал-майор Зудау и командир полицейской группы генерал-лейтенант Шуберт).

В числе трофеев, кроме того, был обнаружен и затопленный в гавани порта Кёнигсберг тяжелый германский крейсер «Зейдлитц» вододоизмещением 15 400 т. Среди пленных оказались комендант кёнигсбергского укрепленного района генерал пехоты О. Ляш, заместитель коменданта и командующий группой войск (пехотной дивизией особого назначения) генерал-лейтенант Г. Микош, командир 61-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Шперль, командир 367-й пехотной дивизии генерал-майор Хенле, командир 69-й пехотной дивизии полковник К. Фелькерс, начальник инженерной службы группы «Микош» полковник Г. Бервег, начальник штаба кенигсбергского укрепленного района полковник генерального штаба фон Зюскинд Гуго, начальник артиллерии группы войск генерала Микоша – полковник Г. Гефкер, начальник артиллерии кёнигсбергского укрепленного района полковник В. Генгер, начальник штаба группы «Микош» полковник Раут, а также ряд штабных офицеров, командиров полков и отдельных частей. Из этого следует, что среди плененных помимо солдат и офицеров гарнизона крепости оказалось и его командование.

Кёнигсбергская операция характерна умелым выбором направлений главных ударов объединений, решительным массированием сил и средств на узких участках прорыва (5–7 км), четким взаимодействием всех сил и средств, участвовавших в штурме города-крепости, смелыми и мастерскими действиями штурмовых групп и отрядов, последовательным расчленением войск гарнизона и уничтожением их по частям. Все это обусловило относительно низкие потери, понесенные войсками 3-го Белорусского фронта с 1 по 10 апреля 1945 г.: 18064 чел., в т.ч. убитыми – 3506, без вести пропавшими – 215, ранеными – 13 177, больными – 1166.

Войска Красной армии показали высокую выучку и проявили массовый героизм при ведении уличных боев. В ходе штурма Кёнигсберга 235 воинов совершили подвиги, за что были удостоены звания Героя Советского Союза. Командующий войсками 3-го Белорусского фронта Маршал Советского Союза А.М. Василевский награжден орденом «Победа», а командующий 43-й армией генерал-лейтенант А.П.  Белобородов и летчик гвардии старший лейтенант П.Я. Головачев – второй медалью «Золотая Звезда». В ознаменование одержанной победы в ночь 10 апреля 1945 г. Москва салютовала героям штурма Кёнигсберга 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий. Президиум Верховного Совета СССР 9 июня 1945 г. учредил медаль «За взятие Кёнигсберга», которой были награждены все участники боев. 97 частей и соединений получили почетное наименование Кёнигсбергских, 156 – награждены орденами.

Таким образом, немецкое командование считало Кёнигсберг неприступной крепостью, которой отводилась важнейшая роль в сковывании значительных сил Красной армии, а удержание города в своих руках являлось вопросом о престиже нацистской Германии.

Успешное овладение Кёнигсбергом войсками 3-го Белорусского фронта и пленение значительной части 100-тысячного гарнизона города развенчали миф о неприступности немецких крепостей и решающим образом повлияли на дальнейший ход войны, позволили командованию Красной армии быстро переключить основную массу сил на новое направление – Земландский полуостров, где враг продолжал упорно сопротивляться.

полковник Вячеслав Шель,
начальник 43 отдела 4 управления Научно-исследовательского
 института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ,
кандидат военных наук

Юлия Снегова, 
научный сотрудник Научно-исследовательского института
 (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false