Карта сайта

Берлинская (Потсдамская) конференция 1945 г.


Дворец Цецилиенхоф – место проведения Потсдамской конференции

Берлинская (Потсдамская) конференция руководителей трех союзных держав – СССР, США и Великобритании, состоявшаяся 17 июля – 2 августа 1945 г., занимает в мировой истории особое место. Конференция в Потсдаме (кодовое название «Терминал») была встречей победителей над фашистской Германией и ее союзниками. Лидеры антигитлеровской коалиции – И.В. Сталин, Г. Трумэн, У. Черчилль и сменивший британского премьер-министра в ходе конференции К. Эттли – собрались в пригороде столицы разгромленного третьего рейха, чтобы заложить основы послевоенного мира.


На Потсдамской конференции 1945 г.

За 70 лет, прошедших со дня ее проведения, вокруг встречи в Потсдаме возникло изрядное количество мифов и легенд, несущих на себе отпечаток разочарований и несбывшихся надежд народов на мирное послевоенное будущее. Имевшиеся разногласия в межсоюзнических отношениях закономерно усилились к концу войны, когда пришла пора делить плоды общей победы, а после переросли в непримиримый раскол между ними и после товарищества по оружию в рядах великой коалиции развели их по разные стороны баррикад.

Несмотря на мрачные прогнозы в некоторых кругах на Западе, общее настроение в официальном Вашингтоне и Лондоне было осторожно оптимистичным. Среди широкой общественности и в печати оно было еще более преисполненным надежд и энтузиазма. Исключительное мужество и тяжелейшие жертвы советских людей в войне против Гитлера породили мощную волну симпатий к их стране, которая во второй половине 1945 г. захлестнула многих критиков советской системы и ее методов. На всех уровнях существовало широкое и горячее стремление к сотрудничеству и взаимопониманию.


1945 г. Потсдам. Встреча «Большой тройки». К. Эттли, Г. Трумэн, И. В. Сталин.

Однако вопреки доминирующим общественным настроениям, сотрудничество между вчерашними союзниками переросло в открытое противостояние, что вызвало политическую потребность на Западе скорректировать взгляд на Потсдамскую конференцию, и на историю антигитлеровской коалиции в целом. В связи с этим союз СССР, США и Великобритании стал изображаться как «противоестественный», «аномальный» и «случайный», а сама Потсдамская конференция как форум, возвестивший начало холодной войны. В Советском Союзе происхождение холодной войны рассматривалось как стремление США и их новых союзников доминировать над миром за счет интересов СССР и «других свободолюбивых народов», чему с советской стороны и был дан отпор на Потсдамской конференции.

В действительности имело место столкновение двух крупнейших геополитических моделей послевоенного переустройства мира между главными победителями во Второй мировой войне, окрашенных в идеологические тона, которым в Потсдаме удалось найти приемлемый, однако, временный компромисс, намеченный еще в Ялте.


Премьер-министр Великобритании Клемент Эттли, президент США Гарри Трумэн и Председатель Совета министров СССР Иосиф Сталин на Потсдамской конференции 1945 г.

Место проведения Потсдамской конференции, в отличие от Ялтинской, было определено без серьезных споров между союзниками. В Москве организация встречи в освобожденном советскими войсками Берлине в советской зоне оккупации рассматривалась как признание заслуг и вклада Советского Союза и его армии в разгром фашизма и освобождение народов Европы от нацистской тирании. Так как Берлин был сильно разрушен, выбор, скорее всего по техническим соображениям, пал на расположенный поблизости от него старинный Потсдам, где хорошо сохранился дворец Цецилиенхоф. Выбор Потсдама имел и глубоко символическое значение. В самом центре Потсдама 21 марта 1933 г. фельдмаршал и рейхспрезидент О. фон Гинденбург скрепил рукопожатием назначение А. Гитлера канцлером Германии. С этого момента время для немцев неудержимо шло к национальной катастрофе. В Потсдаме трагический круг истории замкнулся.

Советской делегации предстояло решить сложную задачу: закрепить итоги войны, сохранить плоды победы и при этом не допустить раскола между союзниками, чтобы продолжить сотрудничество с ними в послевоенное время в интересах безопасности Советского Союза, восстановления его экономики и международной стабильности. Обессиленному войной Советском государству была нужна перспектива прочного мира на обозримое будущее, чтобы сосредоточиться на решении внутренних задач.

Советские цели на переговорах органично вытекали из всего предшествующего опыта СССР и дореволюционной России и носили скорее геополитический, прагматический, нежели идеологический характер. На практике это означало укрепление территориальной безопасности Советского государства, закрепление в пользу СССР новых границ в Европе и на Дальнем Востоке, ликвидацию санитарного кордона и превращение сопредельных государств в надежных соседей и союзников Советского Союза.

В отечественной историографии утвердился тезис о том, что на этапе освобождения Восточной Европы и первых послевоенных месяцев с советской стороны речь велась не о «советизации» или «социализации» освобожденных государств, а ставилась задача поддержки в этих странах дружественных режимов левого и антифашистского толка. Вопросы политического характера власти освобожденных государств затрагивались в самых общих чертах, чтобы не воскрешать довоенные страхи на Западе, вызванные «мировой коммунистической революцией», а упор делался на их внешнеполитической ориентации и отношениях с Советским Союзом. Тон советского руководства и его риторика были скорее общедемократическими, пацифистскими и антифашистскими, нежели классово-непримиримыми и воинственно-идеологическими.


Сообщение о Берлинской (Потсдамской) конференции трех держав, 2 августа 1945 г.

Центральное место в ходе переговоров занимали вопросы европейского урегулирования, прежде всего германский. Политические условия обращения с Германией на послевоенный период, знаменитые четыре «Д» - демократизация, демилитаризация, денацификация и декартелизация, были легко согласованы между участниками конференции.

Большое значение для судеб Европы и всего мира имела достигнутая договоренность о том, что германский милитаризм и нацизм будут искоренены и в будущем приняты другие меры, чтобы Германия никогда больше не угрожала своим соседям или сохранению мира во всем мире. Была согласована цель «окончательной реконструкции германской политической жизни на демократической основе».

Серьезные разногласия обнаружились, когда перешли к обсуждению положения в освобожденных государствах. Американский президент потребовал «немедленной реорганизации теперешних правительств Румынии и Болгарии» в качестве условия установления с ними дипломатических отношений и последующего заключения мирных договоров. При этом Трумэн считал возможным проявить особое расположение к Италии и предложить оказать ей поддержку в вопросе о вступлении в только что созданную Организацию Объединенных Наций. Американская делегация предложила подписать два отдельных документа с рекомендациями по Италии и другим странам – сателлитам Германии, в то время как советская сторона выступала за единый документ. Англичане, в свою очередь, мотивировали собственную неготовность установить дипломатические отношения и согласиться со вступлением Румынии и Болгарии в ООН тем, что правительства этих стран представляли «коммунистическое меньшинство».

Это выглядело как откровенное давление Запада на страны Восточной Европы, а использование в этих целях вопроса их международного признания было равнозначно отказу им в легитимности. В ответ на этот ультиматум И. В. Сталин заблокировал вопрос о легитимизации положения в Италии, лишив ее поддержки при вступлении в ООН, и наотрез отказался присоединиться к американскому проекту резолюции.

В конечном счете, участникам удалось найти дипломатическую формулу, которая при всей ее расплывчатости все-таки не допускала откровенной дискриминации указанных стран. В протоколе конференции было записано, что правительства трех держав, «каждое в отдельности, согласны изучить в ближайшее время в свете условий, которые будут тогда существовать, вопрос об установлении в возможной степени дипломатических отношений с Финляндией, Румынией, Болгарией и Венгрией до заключения мирных договоров с этими странами».

Это соглашение оставляло почву для дальнейшей борьбы за страны Восточной Европы в ходе подготовки подписания с ними мирных договоров.

Разработкой этих договоров предстояло заняться созданному решением конференции Совету министров иностранных дел (СМИД) пяти держав: СССР, США, Великобритании, Франции и Китая.

Не менее остро в Потсдаме проходило и обсуждение польского вопроса, который в годы войны наиболее полно вместил в себя межсоюзнические противоречия по послевоенному устройству мира. Политическая ситуация в Польше, приход к власти там просоветских сил не

устраивали Лондон и Вашингтон. Однако, не отказываясь от борьбы за Польшу, им пришлось под давлением обстоятельств пойти на признание польского временного правительства расширенного состава на основе «ялтинской формулы» и прекратить отношения с польским правительством Т. Арцишевского в Лондоне. Надежды на укрепление в Польше позиций своих сторонников американцы и англичане связывали с предстоящими в Польше выборами.

В связи с этим большое значение приобрел в Потсдаме вопрос о закреплении новой западной границы Польши, лишь в общих чертах согласованный союзниками в Крыму. По сути, речь шла о суверенитете и государственности Польши, возрождавшейся после нацистской оккупации в новых территориальных границах. Для Советского Союза это был также вопрос его территориальной безопасности, связанный с послевоенным миром в Европе и созданием прочных гарантий против новой агрессии со стороны

Германии. Новая западная граница рассматривалась союзниками как большой шаг навстречу послевоенной Польше.

Президент США первоначально предложил отложить признание польско-германской границы по Одеру – Нейсе до мирной конференции, что противоречило согласованному в Ялте с его предшественником решению о переносе польской западной границы путем приращения польской территории на севере и западе. Он мотивировал свой отказ тем, что это ущемит интересы Германии, лишит ее четверти пахотных земель и угольных ресурсов и тем самым помешает выплате ею репараций. Черчилль оказался еще более категоричен, заявив в ходе заседания 21 июля 1945 г.: «Я считаю, что поляки не имеют права взять себе эту часть Германии».

Реакция И. В. Сталина была юридически взвешенной и опиралась на достигнутые в Ялте решения по Польше и конкретное положение дел, которое сложилось в результате наступательных операций Красной армии, повлекших за собой массовый исход немецкого населения с этой территории в глубь Германии. Кроме того, он предложил пригласить в Потсдам польскую правительственную делегацию для выяснения ее мнения, чтобы соблюсти демократические приличия и спросить мнение заинтересованных лиц, а не действовать за их спиной.

В конечном счете, вопрос решился на компромиссной основе в пользу поляков. Хотя окончательное решение было отложено до мирного урегулирования, в протоколе конференции четко указывалось, что под управление Польского государства переходили бывшие германские земли к востоку от линии рек Одер – Западная Нейсе.

Потсдамская конференция в большей степени, чем другие саммиты большой тройки, была отмечена жестким дипломатическим торгом, как в больших, так и в малых вопросах. Борьба шла буквально по каждому пункту повестки дня. Американская делегация широко практиковали тактику пакетных соглашений или увязок между собой порой не связанных проблем с целью выторговать для США наилучшие условия.

Главным средством давления на Советский Союз и получения от него существенных уступок стал репарационный вопрос, представлявший важный интерес для истощенной войной советской экономики. Если в Крыму Ф. Рузвельт пошел навстречу интересам СССР и согласился принять цифру в 20 млрд. долларов как основу для взыскания репараций с Германии, из которых 10 млрд. причиталось бы Советскому Союзу, то У. Черчилль отказался это сделать. В Потсдаме Г. Трумэн отошел от взятых его предшественником обязательств.

Репарационная проблема была центральной, но не единственной. Вместе с ней требовали решения и другие экономические вопросы: германского золота, активов, ценных бумаг и инвестиций за рубежом, немецкого военного и торгового флота. Ради получения немецких репараций, прежде всего столь нужного стране промышленного оборудования, советская сторона отказалась от получения германских активов, инвестиций, ценных бумаг в западных зонах оккупации, а также от так называемого германского золота, награбленного со всей Европы. В протоколе конференции было зафиксировано, что репарационные претензии Советского Союза будут удовлетворены изъятиями из зоны Германии, оккупированной СССР, и из соответствующих германских вложений за границей. Конкретная сумма репараций при этом по настоянию западных держав опускалась. Кроме того, Советскому Союзу полагались дополнительно 15% оборудования из западных зон в счет эквивалентных по стоимости поставок сельскохозяйственных и сырьевых товаров из своей зоны и 10% оборудования из западных зон без каких-либо оплаты или возмещения.

Частью решения вопроса о захваченной победителями германской добыче являлся и вопрос о немецком военном и торговом флоте. Здесь И. В. Сталин не собирался уступать и настойчиво добивался получения Советским Союзом его законной доли. Флот был разделен поровну, как говорилось в подписанном протоколе, «между СССР, Соединенным Королевством и Соединенными Штатами» не позднее, чем 15 февраля 1946 г.


Участники Потсдамской конференции. На фото 2-й слева - первый заместитель наркома Иностранных дел СССР Андрей Януарьевич Вышинский, 4-й слева – посол США в СССР Аверелл Гарриман, 5-й слева – нарком иностранных дел СССР Вячеслав Михайлович Молотов, 6-й слева – министр иностранных дел Великобритании Энтони Иден, 7-й слева – государственный секретарь США Эдвард Стеттиниус, 8-й слева – заместитель министра иностранных дел Великобритании Александр Кадоган

Западные партнеры положительно отнеслись к ряду территориальных вопросов, волновавших советских руководителей за пределами зоны их непосредственного влияния. Речь шла, например, об изменении невыгодного для СССР статуса черноморских проливов и получении там права иметь военную базу, о восстановлении утерянных Россией прав по итогам Первой мировой войны на некоторые территории на Кавказе (Тао-Кларджетия — грузинский Лазистан и Карская область), о получении СССР своей доли колониального наследства, в частности заявленной с советской стороны претензии на управление итальянскими колониями, и о многом другом.

Проводя переговоры с союзниками, советское руководство исходило также из того, что СССР становился после войны великой державой, таким образом, его флот был заинтересован в выходе в Средиземное море и Мировой океан. В связи с этим возникала необходимость пересмотра конвенции Монтрё о режиме проливов, которая обрекала советский черноморский флот на зависимое от Турции положение, а также о получении в проливах Босфор и Дарданеллы советской военной базы. Американцы предприняли неожиданный ход, предложив И.В. Сталину объединить проблему проливов с вопросом о международных внутренних водных путях. Речь шла о том, чтобы объявить судоходство по Дунаю и Рейну полностью свободным в духе нового издания доктрины «открытых дверей» для Европы, как это было сделано в ХIХ в. в отношении Китая под лозунгами «свободы торговли» и «равных возможностей».

В итоге, вся выстраиваемая советской дипломатией новая геополитическая конструкция давала трещину. Баланс интересов оказался нарушен. И. В. Сталин пришел к выводу, что в отношении проливов не удастся достичь соглашения, «поскольку наши взгляды весьма расходятся». Все последующие настойчивые попытки американцев вернуться к обсуждению представленного ими документа о «свободной и неограниченной навигации по международным внутренним путям» успеха не имели.

Окончательно был решен вопрос о присоединении к СССР части Восточной Пруссии с г. Кёнигсбергом, согласованный еще в Крыму.

В Потсдаме поднималась и тема справедливого суда над нацистскими преступниками, так как параллельно между тремя державами шла интенсивная подготовка к работе Международного военного трибунала над главарями нацистской Германии в Нюрнберге. И. В. Сталин предложил не позднее чем через месяц опубликовать первый список привлекаемых к суду немецких военных преступников.

Вопрос о скорейшем возвращении советских военнопленных домой в Потсдаме был поставлен советской делегацией в связи с имевшимися фактами препятствования этому со стороны властей союзников. В дополнение к проблеме военнопленных с советской стороны в ходе предпоследнего заседания большой тройки 1 августа 1945 г. был поставлен вопрос о враждебной СССР деятельности белоэмигрантов и других лиц, и организаций в американской и английской зонах оккупации в Германии и Австрии.

В ходе Потсдамской конференции СССР подтвердил свое обязательство не позднее трех месяцев после капитуляции Германии объявить войну Японии.

Потсдамская конференция подвела черту под шестилетним периодом Второй мировой войны и обозначила исторический рубеж между войной и миром. Вместе с тем она отразила новую ситуацию, возникшую в мире в результате победы стран антигитлеровской коалиции над блоком государств-агрессоров. Ценой миллионов человеческих жизней и колоссальных разрушений одни глобальные противоречия были разрешены, а другие только начинали заявлять о себе в связи с изменением геополитической карты мира, его новым переделом и столкновением интересов между победителями во Второй мировой войне.

В целом участникам Потсдамской конференции удалось на время смягчить наметившиеся разногласия и не допустить открытого разрыва между собой. Так как идеологические факторы открыто еще не заявили о себе, было сложно определить подлинные масштабы и глубину этих разногласий. Стороны предпочитали договариваться там, где это было возможно, проявляли известную терпимость и гибкость, понимание интересов друг друга и откладывали на потом трудные вопросы.

Если об «атмосфере одной большой семьи», по выражению Ф. Рузвельта в Крыму, говорить уже не приходилось, то не было еще и открытой враждебности, и воинственности, которые стали отличительными чертами холодной войны.

А. Прохоровская,
старший научный сотрудник
Научно-исследовательского института военной истории
Военной академии Генерального штаба ВС РФ,
кандидат исторических наук

Наверх
ServerCode=node2 isCompatibilityMode=false