Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki
Главная < Сведения

Выступление С.В.Лаврова на IV Московской конференции по международной безопасности

Глобальная безопасность: вызовы и перспективы

Уважаемый Сергей Кужугетович, Уважаемые коллеги, дамы и господа,

Московская конференция, организуемая Министерством обороны России, утвердилась в качестве важной площадки для открытого, конструктивного обмена мнениями по ключевым аспектам глобальной безопасности. Такой разговор весьма актуален с учетом продолжающегося накопления в международных отношениях факторов нестабильности и конфликтности.

«Нам  придется  взять  ответственность  за  сотрудничество  в мире либо нести ответственность за новый мировой конфликт – третьего не дано». Эти слова были произнесены в марте 1945 года Президентом США Франклином Рузвельтом. В них сформулирован один из главных уроков самого разрушительного в истории глобального  конфликта:  справиться  с  общими  вызовами  и сохранить мир можно только коллективными, солидарными усилиями на основе уважения законных интересов партнеров.

В этом году отмечается 70-я годовщина завершения Второй мировой  войны.  В  торжественных мероприятиях,  которые состоятся в Москве 9 мая, примут участие руководители, делегации и национальные воинские контингенты многих зарубежных стран.

Празднуя юбилей Великой Победы, мы не только отдаем должное подвигу солдат, освободивших мир от нацистского безумия, но и подтверждаем огромное значение исторических решений, которые заложили основы послевоенной международной системы, включая, разумеется, Организацию Объединенных Наций.

К сожалению, вскоре после создания ООН возможности глобального управления на основе подлинного партнерства были заслонены  жестким  биполярным  противостоянием.  Но  четверть века назад казалось, что с окончанием «холодной войны» нависавшая над миром военная угроза рассеивается и перед человечеством впервые в истории открывается перспектива перехода к этапу широкого сотрудничества и созидательного развития. Россия активно и последовательно действовала в этом направлении, в том числе призывая к налаживанию серьезной работы с целью на практике воплотить в Евро-Атлантике принцип равной и неделимой безопасности. И нашей вины нет в том, что события на европейском континенте пошли по другому, более негативному руслу.

В Вашингтоне, а затем и в НАТО возобладала близорукая логика  победителей в  «холодной  войне»  и  необоснованная эйфория,  вызванная  ложными  представлениями  о  том,  что западный мир навсегда закрепился на политическом и экономическом олимпе. И все это – вопреки очевидным процессам рассредоточения глобальной силы и влияния, утверждения культурно-цивилизационного многообразия в качестве одной из ключевых характеристик современности. В результате сегодня все мы вплотную подошли к рубежу, на котором снова необходимо делать судьбоносный выбор между сотрудничеством и смертоносными конфликтами.

Россия неизменно руководствуется трезвым, прагматичным подходом, мы далеки от умышленного нагнетания алармистских настроений. Но все же хотелось бы призвать избегать недооценки перспектив опасной деградации международной обстановки. В мире, далеко продвинувшемся по пути глобализации, все реальнее становится угроза затягивания в один тугой узел проблем, существующих в сфере безопасности в различных регионах и, казалось бы, в разных плоскостях. Где та стена, с помощью которой можно  было  бы разделить  нарастающую  неразбериху  в европейских делах и формирование своего рода «дуги нестабильности», простирающейся от Северной Африки до Афганистана? В таких условиях теория «компартментализации», в соответствии с которой допускается, что государства могут активно конфликтовать по одним вопросам, но продуктивно сотрудничать по другим, представляется не слишком надежным инструментом. Наоборот, естественным подходом, учитывающим многократно возросшую взаимозависимость различных государств и регионов, было бы выстраивание региональных систем безопасности на единых принципах равноправия, взаимного учета интересов, отказа от укрепления своей безопасности за счет других. Сетевое взаимодействие таких региональных структур между собой способствовало  бы  формированию  глобальной  архитектуры  при опоре на Устав ООН и коллективные действия по купированию общих вызовов.

Многие здравомыслящие политические деятели в Европе хорошо осознают абсурдность попыток «наказать» нашу страну за проведение независимого внешнеполитического курса, за отстаивание правды и справедливости, за защиту соотечественников. По мнению многих ответственных и дальновидных политиков, желание ряда стран «разбить» Россию, отбросив ее на десятилетие назад, – огромный, непростительный риск.

Конфликт на Украине не имеет военного решения. Соответственно, не существует разумной альтернативы мирному урегулированию кризиса на основе полного выполнения Минских договоренностей от 12 февраля нынешнего года. Прежде всего необходимо обеспечить неукоснительное соблюдение режима прекращения огня, скорейшее завершение отвода тяжелых вооружений и верификацию этого процесса специальной мониторинговой миссией ОБСЕ. Одновременно надо снять искусственные препоны на пути решения острейших гуманитарных проблем, добиться от Киева прекращения экономической блокады Донбасса, начала реального, а не декоративного политического процесса и проведения конституционной реформы с учетом интересов всех регионов, всех граждан Украины. Особое значение для сохранения ее единства имеет выполнение украинскими властями обязательства по проведению амнистии, их отказ от попыток переиначить Минские  договоренности.  Запад  должен заставить киевские власти отказаться от разрушительного для Украины курса на героизацию нацистов и преследование тех, кто спас Европу от фашизма. Обо всем этом мы подробно говорили на встрече министров иностранных дел «нормандской четверки» в Берлине три дня назад.

Политическое урегулирование на Украине должно дать серьезный импульс преодолению системных проблем, накопившихся в области европейской безопасности. Пока же мы наблюдаем прямо противоположные тенденции, попытки закрепить новые разделительные линии в Европе. В Вашингтоне то используют, говоря о наших соседях, термин «прифронтовые государства», то заявляют, что Россия оказалась «у ворот НАТО», как если бы это наша страна двигалась на Запад, а не Североатлантический альянс вплотную приближался к нашим границам, придвигал к ним свою военную инфраструктуру. По Европе колесит американская боевая техника, корабли ВМС США регулярно появляются в Черном море.

Предметом серьезной озабоченности остается американская программа противоракетной обороны. В текущем году в Румынии и к 2018 году в Польше будут развернуты наземные комплексы ПРО, наращивается группировка кораблей с противоракетным потенциалом. Рассматриваем потенциал ПРО как часть глобального проекта, создающего риски для российских стратегических сил сдерживания и нарушающего региональные балансы в сфере безопасности. Если реализация программы будет продолжена без каких-либо    корректировок    даже    в    условиях    прогресса    на переговорах  по  иранской  ядерной программе  –  а  об  этом  уже успели заявить натовские представители, – побудительные мотивы строительства ПРО в Европе станут очевидны для всех. Сейчас уже ясно: когда объявлялся т.н. «адаптивный» подход к созданию ПРО, нам говорили неправду. Ведь весь смысл этого подхода, как разъяснял Президент Б.Обама, заключался в готовности США адаптировать противоракетные планы к реальной ситуации на переговорах по ИЯП. Теперь на этих переговорах достигнут значительный успех, а планы по ПРО не адаптируются к ситуации, а разрастаются.

Про российские предложения о равноправном взаимодействии с целью нейтрализации ракетных угроз в Вашингтоне стараются не вспоминать.

Не собираемся никого принуждать к сотрудничеству. Однако должно быть ясно, что, ослабляя партнерство между ведущими государствами, мы упускаем время в противодействии действительно серьезным вызовам, прежде всего в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Резкое обострение там ситуации, рост терроризма и экстремизма, расширение территории, подконтрольной так называемому «Исламскому государству», нарастание межэтнических и межконфессиональных противоречий представляют собой прямую угрозу международной стабильности и безопасности.

Особую тревогу вызывает углубление суннитско-шиитского разлома в исламском мире. Бесполезно «заметать под ковер» эту проблему,  делать  вид,  что  вопрос  заключается  в  персоналиях лидеров тех или иных государств, или пытаться навязывать через Совет Безопасности ООН схемы одобрения внешнего вмешательства. Хотел бы призвать отнестись к складывающейся ситуации с максимальной серьезностью, руководствуясь идеями терпимости, взаимного уважения, поиска компромиссов между всеми мусульманами, сформулированными в Амманской декларации, которая была согласована в июле 2005 года по инициативе короля Иордании Абдаллы II.

Эффективное внешнее содействие урегулированию внутригосударственных конфликтов должно опираться на международное право и предполагать поощрение протагонистов к диалогу при одновременной организации консолидированного отпора  экстремистским силам.  В  этих  усилиях  не  должно  быть места попыткам навязывания суверенным государствам рецептов внутриполитического устройства и двойным стандартам. Не может не  вызывать  вопросов  ситуация,  когда  в  Йемене  США благосклонно  смотрят  и прямо  поощряют  осуществляемую силовую операцию коалиции по возвращению к власти бежавшего за границу президента, в то время как на Украине они, наоборот, активно поддержали антиконституционный государственный переворот.

Как отмечал Президент России В.В.Путин, односторонний диктат и навязывание собственных шаблонов приносят прямо противоположный результат: вместо урегулирования конфликтов – эскалация; вместо суверенных устойчивых государств – растущее пространство  хаоса.  Значимых  позитивных  результатов удается добиться только на основе серьезного, без «двойного дна», сложения усилий. Упомяну успешное завершение не имеющей аналогов международной операции по вывозу из Сирии всех компонентов и прекурсоров химического оружия, достижение политической рамочной договоренности по окончательному урегулированию  ситуации  вокруг  ИЯП.  Это  открывает  путь  к отказу от порочной линии на изоляцию Ирана, к его вовлечению на равноправной основе в дискуссии по решению множащихся проблем региональной  безопасности,  включая  задачи политического урегулирования в Сирии и Йемене, поощрения национального согласия в Ливане и Ираке, продвижение межпалестинского примирения и, конечно же, содействие преодолению палестино-израильского конфликта на имеющейся международно-правовой базе.

В принципиальном плане все большее системное значение приобретает задача налаживания диалога по формированию рамок безопасности и сотрудничества в районе Персидского залива с участием  арабских стран  и  Ирана  при  поддержке  ЛАГ,  ОИС, «пятерки» постоянных членов СБ ООН, ЕС.

Объединения усилий требует ситуация в Афганистане. До стабилизации там далеко, страна остается источником распространения серьезных угроз, включая терроризм и наркотрафик, на территорию соседних государств, в том числе в Центральную Азию.

Заинтересованы в обеспечении мира, безопасности и сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе, неотъемлемой частью которого является наша страна. На выработку общепризнанных правил поведения в интересах обеспечения надежной безопасности и устойчивого развития в АТР направлена выдвинутая в 2010 году Россией и Китаем инициатива строительства региональной архитектуры равной и неделимой безопасности. Совместными с другими государствами региона усилиями запустили многосторонний диалог на эту тему в рамках Восточноазиатского саммита.

Намерены продолжать активную работу с друзьями и партнерами в интересах оздоровления международных отношений. Укрепление международной и региональной стабильности является важной частью повестки дня российского председательства в БРИКС и ШОС. Россия открыта для диалога и сотрудничества со всеми, кто проявляет к этому встречную готовность.

Хотел бы пожелать участникам конференции плодотворной работы.

Наверх
ServerCode=node3 isCompatibilityMode=false