Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram
Главная  < Народная война  < Подробнее

Подробнее

Русская армия накануне Отечественной войны 1812 г.


"На западной границе. Июнь 1812 г.", А.Ю. Аверьянов

В России подготовка к очередной войне с Францией началась с назначением в январе 1810 г. новым военным министром генерала от инфантерии М.Б. Барклая де Толли. От русской разведки он имел достаточно полное представление о том, как готовится к походу на Россию Наполеон. При полной поддержке императора Александра I Барклай де Толли провел целый ряд широкомасштабных преобразований в целях увеличения военной мощи государства, которые прямо сказались на итогах Отечественной войны.

Военные реформы 1810–1812 гг.

Военные реформы 1810–1812 гг. при всей своей незавершенности к началу вторжения армии Наполеона заметно усилили русскую армию, усовершенствовали как систему управления армией, так и подготовку в стране резервов. Глава военного ведомства проводил преобразования с учетом прошедших войн с наполеоновской армией.

Подготовительные мероприятия к новому вооруженному конфликту с Францией были намечены им в докладной записке «О защите западных пределов России», которую император Александр I утвердил в марте 1810 г. Идеи, изложенные в записке, легли в основу начатой военной реформы.

Была реорганизована система центрального военного управления. Теперь она строилась на основе принятого в январе 1812 г. «Учреждения Военного министерства». Система полевого управления действующей армии теперь основывалась на положениях принятого тогда же «Учреждения для управления Большой действующей армии». Эти два документа, разработанные Военным министерством, стали основополагающими на многие годы вперед.


Учреждение Военного министерства


Учреждение для управления Большой действующей армии

Одновременно произошли изменения в функциях Генерального штаба. Теперь их в полевых войсках исполняли офицеры Свиты Его Императорского Величества (Е.И.В.) по квартирмейстерской части. Свита, выполняя функции Генерального штаба, ведала размещением и перемещением войск, планированием военных действий и топографическими съемками предполагаемого театра военных действий. При Свите действовало Военно-топографическое депо.

Функции квартирмейстерских офицеров определялись «Руководством к отправлению службы чиновников дивизионного генерал-штаба», принятого в 1811 г. Квартирмейстерские офицеры отвечали за маршруты движения войск, деятельность колонновожатых, тыла армии и осмотр боевых позиций. Генерал-квартирмейстер по должности входил в состав Главного штаба действующей армии.

В годы войны во главе Свиты Е.И.В. стоял генерал-майор князь П.М. Волконский. В начале 1812 г. штатный состав Свиты, который пополнялся высокообразованными людьми, состоял из 10 генералов, 58 штаб-офицеров и 99 обер-офицеров. Большинство из них находилось на театре военных действий. Офицер Свиты имел преимущество перед армейскими офицерами в один чин.

В соответствии с задачами военной реформы на западных границах России по проекту К.И. Оппермана началось строительство новых крепостей – Бобруйской и Динабургской и реконструкция старых – Киевской, Рижской и Динамюндской. Три из них прикрывали санкт-петербургское направление. Для самой крупной действующей армии – 1-й Западной был построен Дрисский укрепленный лагерь.

Однако события в 1812 г. развивались так, что крепостной войны не случилось, и огромные материальные затраты на фортификационное строительство оказались напрасными. Более того, Дрисский укрепленный лагерь мог стать настоящей западней для русских войск.

В русской армии вводилась постоянная корпусная система. Всего корпусов было сформировано восемь, по две пехотные дивизии в каждом. Все они вошли в состав 1-й и 2-й Западных армий. Были также увеличены штаты армейских пехотных полков, которые теперь стали состоять из трех батальонов каждый. Два из них были действующими, а один запасным. Реорганизация армейской полевой пехоты была проведена под руководством военного министра генерала от инфантерии М.Б. Барклая де Толли в октябре 1810 г.

Пехота, которая являлась основным родом войск армии России, состояла из тяжелой пехоты, легкой пехоты и гарнизонных частей. Гарнизонные (отдельные) полки и батальоны, а также внутренняя стража являлись резервом сухопутной армии, которая черпала из них подготовленное пополнение на всем протяжении войны.

В 1812 г. в состав полевой русской армии входила морская пехота – так называемые морские полки. Три из них входили в состав Балтийского флота. Они находились в ведении Министерства военно-морских сил.

Лейб-гвардия, составлявшая элиту военной силы Российской империи, пополнилась двумя новыми пехотными полками – Литовским и Финляндским.

Отечественную войну русская армия встретила, имея в составе тяжелой пехоты 4 гвардейских, 14 гренадерских, 96 пехотных, 4 морских полка и Каспийский морской батальон. Легкая пехота состояла из 2 гвардейских, 50 егерских полков и Гвардейского (флотского) экипажа. В состав гарнизонной пехоты входили лейб-гвардии Гарнизонный батальон, 12 гарнизонных полков, 20 гарнизонных батальонов, 42 батальона и 4 полубатальона внутренней стражи.

Если до 1810 г. дивизии состояли из частей различных родов войск, то к 1812 г. были сформированы 25 однотипных пехотных дивизий. Каждая из них включала 4 пехотных и 2 егерских полка (3 бригады по два полка). Создавались также две гренадерские дивизии (по 6 гренадерских полков), которым отводилась роль ударной силы. Все дивизии имели собственную артиллерийскую бригаду.

Формировались и отдельные кавалерийские дивизии, в том числе и тяжелые кирасирские. Дивизии состояли из 5–7 полков, сведенных в бригады. В составе 1-й и 2-й Западных армий они сводились в резервные кавалерийские корпуса (всего их было четыре).

Регулярная кавалерия русской армии подразделялась на тяжелую (кирасиры, драгуны) и легкую (гусары, уланы). В начале 1812 г. в ее составе имелось 6 гвардейских, 8 кирасирских, 36 драгунских, 11 гусарских и 5 уланских полков. В декабре часть драгунских полков была преобразована в конно-егерские полки, то есть в полки конных стрелков. В отличие от наполеоновской «Великой армии» деление русской тяжелой и легкой кавалерии было унифицировано, что облегчало ее применение.

Иррегулярной (казачьей) конницы дивизионная система не коснулась. Конные полки объединялись в отдельные (летучие) отряды, входившие в состав армий и армейских корпусов. Самым крупным из них стал созданный перед самой войной Летучий казачий корпус под командованием донского атамана генерала от кавалерии М.И. Платова.

Многотысячная иррегулярная конница традиционно составляла часть военной силы Российского государства. В 1812 г. она состояла из конных полков Донского, Уральского, Оренбургского, Черноморского, Бугского, Терского и Сибирского казачьих войск. Их дополняли украинские ополченческие полки и полки степных народов России (калмыков, башкир, мещеряков, тептярей и крымских татар). Национальные иррегулярные конные полки были созданы с началом войны и, как казачьи, относились к легкой кавалерии.

Затронула военная реформа и артиллерию полевой действующей армии. К началу войны в ее рядах числилось 27 полевых артиллерийских бригад, каждая из которых состояла из батарейной и двух легких артиллерийских рот в основном по 12 орудий в каждой. Всего в русской армии имелось 27 батарейных и 54 легкие артиллерийские роты, всего 942 орудия. Помимо них в состав полевой армии входило 10 резервных артиллерийских бригад (19 батарейных, 4 легкие и 18 конных рот, всего 492 орудия), а также 4 запасные артиллерийские бригады (7 батарейных, 15 легких и 12 конных рот, всего 408 орудий).

Таким образом, полевая артиллерия русской армии насчитывала 1842 орудия и обладала значительной огневой мощью. Разумеется, что далеко не вся полевая артиллерия могла принять непосредственное участие в войне.

Кроме этих трех видов артиллерийских бригад, в состав военной силы России входила многочисленная гарнизонная (или крепостная) артиллерия. Она была разбросана по большому числу крепостей, приграничных и морских. Это были в основном орудия крупного калибра и устаревших образцов, не пригодных для ведения боевых действий в поле.

Боевая выучка артиллерии России традиционно находилась на высоком уровне. Перед Отечественной войной 1812 г. подготовкой, укомплектованием, распределением и оснащением армейской полевой артиллерии ведал Артиллерийский департамент Военного министерства.

Русская армия имела инженерные войска, в состав которых входили пионеры (военные инженеры), саперы и минеры. Они, номинально входя в состав двух отдельных пионерных полков, были разбросаны по армиям, армейским корпусам, наиболее крупным и значимым крепостям. Имелись также понтонные роты, которые организационно входили в состав запасных и резервных артиллерийских бригад и являлись составной частью инженерных войск.

Все эти роты, кроме понтонных, нумерации не имели и именовались по фамилиям своих командиров. Подготовкой, укомплектованием, распределением и оснащением инженерных войск ведал Инженерный департамент Военного министерства.

Серьезной реформе подверглась вся система управления сухопутными вооруженными силами России. Были образованы штабы армий и корпусов. Реорганизации подверглась Свита Е.И.В. по квартирмейстерской части. В январе 1812 г. император Александр I утвердил «Учреждение для управления Большой действующей армии» и «Учреждение Военного министерства». Для управления военной разведкой была создана Особенная канцелярия военного министра.

Не осталось в стороне и боевое обучение полевых войск. Оно стало проводиться на основе новых регламентирующих документов: «Воинского устава о пехотной службе», «О егерском учении» и «О строевой кавалерийской службе». Требования и положения этих документов легли в основу подготовки полевых войск к войне. Показательно, что в них учитывался опыт ведения последних войн России, прежде всего с наполеоновской Францией.

Военный министр М.Б. Барклай де Толли изменил систему подготовки резервов для полевой действующей армии. Учреждается внутренняя стража, ставшая дополнением к гарнизонным полкам и батальонам. Создаются рекрутские депо, на основе которых были сформированы 10 пехотных и 4 кавалерийские дивизии, 7 запасных артиллерийских рот. Из запасных пехотных батальонов и кавалерийских эскадронов создаются два резервных корпуса. В ходе Отечественной войны 1812 г. и военных кампаний 1813 и 1814 гг. почти все эти подготовленные резервы пошли на пополнение русской армии. Такой масштабной подготовки армейских резервов Россия еще не знала.

Русская армия накануне войны


Стратегическое развертывание «Великой армии» Наполеона и русской армии в 1812 г.

В 1812 г. в вооруженных силах России имелось 622 тыс. человек. В это число входило: 380 тыс. человек пехоты, 80 тыс. человек кавалерии, 52 тыс. человек артиллерии и инженерных войск, 110 тыс. человек иррегулярной конницы, преимущественно казачьей. Основная часть этих войск в силу угрозы нового военного конфликта с наполеоновской Францией была сосредоточена в западном приграничье Российской империи.

Но из этих полевых воинских сил собственно на западной границе было сосредоточено всего лишь 210–220 тыс. человек. То есть неприятель в начале войны сразу же получил более чем двукратное превосходство в численности заранее отмобилизованных и сосредоточенных войск: пехоты, регулярной кавалерии и артиллерии. Русские армии, разделенные перед войной на три полевые действующие армии (одна треть вооруженных сил Российского государства), имели следующее расположение.

1-я Западная армия военного министра России генерала от инфантерии М.Б. Барклая де Толли (около 120 тыс. чел. при 590 орудиях) имела главную квартиру в городе Вильно (ныне - Вильнюс, Литва). В ее состав входило шесть пехотных корпусов (1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й и 6-й), три резервных кавалерийских корпуса (1-й, 2-й и 3-й), Летучий казачий корпус атамана М.И. Платова, четыре пионерные (инженерные) и две понтонные роты. Должность начальника Главного штаба с 30 июня занимал генерал-майор А.П. Ермолов. Накануне войны армия дислоцировалась на территориях Виленской и Гродненской губерний.

2-я Западная армия генерала от инфантерии князя П.И. Багратиона (45–48 тыс. чел. при 168 орудиях) находилась южнее, имея штаб-квартиру в городе Волковыске. В ее состав входили два пехотных корпуса (7-й и 8-й), 4-й резервный кавалерийский корпус, казачий отряд генерал-майора Н.В. Иловайского, две пионерные, минерная и понтонная роты. Позднее прибыла 27-я пехотная дивизия. Начальник армейского штаба – генерал-майор Э.Ф. Сен-При, французский эмигрант. Армия располагалась перед войной на территории Гродненской губернии.

3-я Обсервационная (наблюдательная) армия генерала от кавалерии А.П. Тормасова (45 тыс. чел. при 168 орудиях) прикрывала юго-западное направление, находясь на Волыни в районе города Луцка южнее Полесья. Она была создана накануне войны, в мае 1812 г. Состояла из четырех сводных корпусов разной численности, кавалерия – из отдельных дивизий и полков. Всего в армии имелось 60 пехотных батальонов, 76 кавалерийских эскадронов, 10 конных иррегулярных полков, 14 артиллерийских рот. Начальник штаба армии – генерал-майор И.Н. Инзов. Главная квартира находилась в городе Дубно Волынской губернии.

В ходе Отечественной войны 1812 г. 1-я и 2-я Западные армии были объединены в Главную армию под командованием генерал-фельдмаршала светлейшего князя М.И. Голенищева-Кутузова-Смоленского. 3-ю Обсервационную армии и Дунайскую армию в сентябре объединили в 3-ю Западную армию под командованием адмирала П.В. Чичагова. Она напрямую подчинялась главнокомандующему Главной действующей армией.

Дунайская армия адмирала П.В. Чичагова (начальник штаба – генерал-лейтенант И.В. Сабанеев) в июле 1812 г. насчитывала в своих рядах около 57,5 тыс. человек (74 батальона пехоты, 64 эскадрона кавалерии, 14 полков иррегулярной конницы, 20 артиллерийских рот). Все они имели опыт ведения боевых действий. Армия состояла из четырех корпусов разной численности и резерва.

Самая южная русская армия к началу войны располагалась на Дунае, в Валахии и Молдавии, где только что закончилась Русско-турецкая война 1806–1812 гг. На ее завершающем этапе Дунайской армией командовал генерал от инфантерии М.И. Голенищев-Кутузов. С началом наполеоновского нашествия Дунайская армия, оставив на берегах Дуная часть своих сил для охраны границы, двинулась на Волынь, куда прибыла в сентябре, имея в своем составе 43,6 тыс. человек.

Финляндский корпус генерал-лейтенанта Ф.Ф. Штейнгеля насчитывал 10–15 тыс. человек (по данным на июль 1812 г., 21 тыс. чел.): две пехотные дивизии, драгунский и донской казачий полки. Корпус находился в Финляндии, в Свеаборге и Або (частью на Аландских о-вах) и предназначался для совместной русско-шведской диверсии (десантной операции) в тыл наполеоновской «Великой армии», то есть для высадки на южном побережье Балтийского моря.

Прочие войска находились в отдельных корпусах, стоявших под Ригой, у Торопца и Мозыря, а также на Кавказе и Востоке империи, во внутренних гарнизонах, из которых самым значительным являлся столичный гарнизон Санкт-Петербурга. Войска, значительные числом, находились в Грузии и других областях Кавказа, где еще шла Русско-персидская (Русско-иранская) война 1804–1813 гг. Часть полевых и гарнизонных войск была дислоцирована на Южном Урале и в Сибири по гарнизонам крепостей, стоявших на пограничных линиях.

Большая часть казачьих войск, за исключением Донского казачьего войска, в 1812 г. «держала» южную и восточную границу Российской империи. Терское и Черноморское казачество отвечало за укрепленные пограничные линии на Северном Кавказе. Уральское, Оренбургское и Сибирское казачество - за укрепленные линии на границе с беспокойной Киргизской (Казахской) степью.

В Отечественной войне 1812 г. приняли участие корабли Балтийского флота, состоявшего из корабельного, гребного и вспомогательного флотов. Они предназначались для огневой поддержки сухопутных войск, действовавших на побережье, высадки десантов, защиты своих берегов от «диверсий» морских сил неприятеля. Надо признать, что большая часть линейных кораблей, фрегатов, гребных судов были старой постройки и уже не отвечали требованиям времени. В состав Дунайской армии входил 75-й флотский экипаж Черноморского флота.

Россия к началу вторжения «Великой армии» в ее пределы обладала значительной военной силой. Она была способна отразить нашествие воинства, собранного императором французов Наполеоном I с покоренной им пол-Европы. Однако собственно на театре военных действий оказалась только треть этих воинских сил, что и определило характер первой половины Отечественной войны 1812 г.

Дрисский лагерь

Бобруйская крепость

Материал подготовлен Научно-исследовательским институтом (военной истории)
Военной академии Генерального штаба ВС РФ

ServerCode=node1